Стиль

BURO. x «Достоевский»: книжный клуб редакции

T

В сегодняшней реальности, когда каждый день преподносит сюрпризы, важно быть опорой окружающим и в первую очередь себе, искать ответы на волнующие вопросы и находить смыслы. Поэтому редакция BURO. и магазин «Достоевский» запускают книжный клуб — при поддержке нашего постоянного автора и креативного директора «Достоевского» Анны Поповой. Мы хотим не только собрать единомышленников, но и протянуть литературную руку помощи тем, кто сейчас нуждается в поддержке. Наш книжный клуб — то место, где говорят на одном языке, находясь в самых отдаленных точках Земли.

Для проекта редакторы BURO. выбрали любимые произведения, часть из которых кардинально изменила жизнь, заставила взглянуть на привычные вещи под другим углом и пересмотреть отношение ко многим вещам. Ищите их на специальной полке BURO. в «Достоевском».

Что почитать, когда времена настолько интересные, что захватывают сильнее любой книги? Нон-фикшен о саморазвитии, поиске точек опоры и просто о том, как почувствовать себя лучше, становится все актуальнее. Рекомендую книги, которые помогают лично мне. Рекомендовать художественную литературу сложнее — у всех разные вкусы. Я увлекаюсь научной фантастикой, поэтому мой список весьма ангажирован.

«Новая Земля», Экхарт Толле 

«Семь навыков высокоэффективных людей», Стивен Кови 

«Эмоциональный интеллект», Дэниел Гоулман

«Радикальное прощение», Колин Типпинг

«Game changers», Дэйв Аспри

«Человек без лица», Александр Беляев (или вообще любое его произведение) 

«Цветы для Элджернона», Дэниел Киз 

«О дивный новый мир», Олдос Хаксли

«Темный лес», Лю Цысинь

«1984», Джордж Оруэлл (еще раз доказывает, что гениальные вещи, как ни печально, актуальны во все времена)

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:-237,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Эмоциональный интеллект», Дэниел Гоулман

Многие недооценивают важность эмоционального интеллекта. Его можно и нужно постоянно развивать для социальных, когнитивных навыков и общей эффективности. Эта книга позволяет значительно улучшить продуктивность, социальные навыки и в целом качество жизни.

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:267,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Новая Земля», Экхарт Толле 

Прочла по рекомендации Дарьи Веледеевой. Не буду спойлерить, но, если вам знакомо чувство lost in this world, здесь найдете многие ответы. Книга проливает свет на различные вещи и помогает найти точку опоры.

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:267,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Семь навыков высокоэффективных людей», Стивен Кови 

Рекомендую перечитывать раз в полтора года в качестве генеральной уборки в работе и голове, а также мощного заряда мотивации. Простые принципы, которые порой легко забыть в рутине трудовых будней, помогают наладить рабочие и жизненные процессы.

BURO. x «Достоевский»: книжный клуб редакции (фото 2)

«Искусство любить», Эрих Фромм

«Великий Гэтсби» , Фрэнсис Скотт Фицджеральд

«Чайка по имени Джонатан Ливингстон», Ричард Бах

«Маленький принц», Антуан де Сент-Экзюпери

«Поющие в терновнике», Колин Маккалоу

«Триумфальная арка», Эрих Мария Ремарк

«Дневник обезьянки», Джейн Биркин

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:-237,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Маленький принц», Антуан де Сент-Экзюпери

«Маленький принц» — книга вне времени. Каждый раз открываешь для себя что-то новое. Удивительная история позволяет иной раз задуматься о самом важном. С невероятным трепетом перечитываю ее и нахожу для себя ответы на волнующие меня вопросы. Такая детская, но такая светлая и по-взрослому трогательная история, которая вновь станет отдушиной для каждого.

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:267,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Дневник обезьянки», Джейн Биркин

Всегда интересно прочувствовать события из жизни известных личностей, ведь это позволяет лучше узнать и понять человека. В этом прелесть моего любимого жанра — мемуары. В книге «Дневник обезьянки» Джейн делится самыми сокровенными и трепетными моментами (семья, карьера, любовь), а также поднимает темы, о которых не говорила раньше. Эта книга для меня не только повествование о жизни актрисы и певицы, но и экскурсия в эпоху того времени. Всем поклонникам Джейн — советую.

BURO. x «Достоевский»: книжный клуб редакции (фото 3)

«Быть здесь — уже чудо», Мари Дарьесек

«Пророк», Джебран Халиль Джебран 

«Письма о добром», Дмитрий Лихачев 

«Музей современной любви», Хизер Роуз 

«Маленькая жизнь», Ханья Янагихара

«Копенгагенская трилогия», Тове Дитлевсен 

«Перекрестки», Джонатан Франзен

«Уолден, или Жизнь в лесу», Генри Торо

«Книга радости», Далай-лама, Десмонд Туту

«Событие», Анни Эрно

«Иностранка», Сергей Довлатов 

«Нормальные люди», Салли Руни

«Миф о красоте», Наоми Вульф

«Лекции по кинорежиссуре», Андрей Тарковский

«Шум и ярость», Уильям Фолкнер

«Лето целого века», Флориан Иллиес 

«Не могу молчать», статьи Льва Толстого 

«Христианство», Клайв Льюис 

«Лавр», Евгений Водолазкин

«Рана» и «Степь», Оксана Васякина 

«Неудобное прошлое», Николай Эппле 

«Жутко громко и запредельно близко», Джонатан Сафран Фоер

Трилогия «Контур», Рейчел Каск 

«Одинокий город», Оливия Лэнг 

«Доктор Живаго», Борис Пастернак 

«Подстрочник. Жизнь Лилианны Лунгиной», Олег Дорман 

«Дар», Владимир Набоков 

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:-237,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Музей современной любви», Хизер Роуз 

Книга о силе любви и искусства. Главный герой попадает на знаменитый перформанс Марины Абрамович в MoMA в Нью-Йорке. Мы как читатели постоянно подглядываем: за людьми, которые садятся напротив Марины, за ней самой, за городом, наполненным искусством, за современным композитором, который заново учится подбирать ноты и слова. А потом встречаемся с самими собой.

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:267,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Доктор Живаго», Борис Пастернак 

На вопрос, какая книга более всего на вас повлияла, ответить сложно. Но «Доктор Живаго» точно входит в первую пятерку. Влюбляет в русский язык и в форму, которую он способен создать, — с первой строки. Учит быть человеком и заставляет голову и душу работать.

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:267,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Книга радости», Далай-лама и Десмонд Туту

Книга — записанные в течение нескольких дней разговоры двух друзей: христианского архиепископа Десмонда Туту, активного борца с апартеидом, и Далай-ламы. О боли, радости, любви, помощи, счастье, прощении. Потрясающий пример, как может строиться диалог между разными религиями и конфессиями: с уважением, добротой и юмором. Последний — едва ли не главное звено. 

BURO. x «Достоевский»: книжный клуб редакции (фото 4)

«Лавр», Евгений Водолазкин

«Мобилизованная нация», Николас Старгард

«Доктор Живаго», Борис Пастернак 

«Это я — Эдичка», Эдуард Лимонов

«Курсив мой», Нина Берберова

«На берегах Невы», Ирина Одоевцева

«Работа горя», Вера Полозкова

«До свидания, мальчики», Борис Балтер

«Поющие в терновнике», Колин Маккалоу

«О фотографии» , Сьюзен Сонтаг

«Любовь в эпоху ненависти. Хроника одного чувства», Флориан Иллиес

«1913. Лето целого века», Флориан Иллиес

«1913. Что я на самом деле хотел сказать», Флориан Иллиес

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:-237,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Любовь в эпоху ненависти. Хроника одного чувства», Флориан Иллиес

Мне всегда была интересна история искусства, биографии известных людей, а еще небанальные любовные сюжеты. А если соединить все это вместе, то получится Флориан Иллиес! В этой книге описан период начала великой политической катастрофы — 1930-е годы, которые пришли на смену «ревущим двадцатым». Пока национал-социалисты приходят к власти в Германии, Жан-Поль Сартр едят с Симоной де Бовуар чизкейк в Kanzler-Eck, Генри Миллер и Анаис Нин переживают бурные ночи в Париже и «Тихие дни в Клиши», а Бертольт Брехт и Хелена Вайгель бегут в изгнание. В контексте настоящего читать Иллиеса особенно интересно. Но даже на пике культурной и политической напряженности отношения между людьми выходят на первый план. Иллиес напоминает, что важнейшее из искусств — все еще любовь. Во всяком случае, для меня.

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:267,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«1913. Лето целого века», Флориан Иллиес

В книге описана хроника последнего мирного года накануне Первой мировой войны. И именно 1913 год становится знаковым годом для деятелей искусства и культуры. В этот год выходит роман Пруста «По направлению к Свану», Шпенглер начал работать над «Закатом Европы», состоялась премьера балета «Весна священная» Стравинского. И когда мир стоит на пороге войны, автор смещает акцент на людей, на искусство и, главное, на жизнь, которая происходит здесь и сейчас.

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:267,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«1913. Что я на самом деле хотел сказать», Флориан Иллиес

Для тех, кому не хватило первой книги Иллиеса из трилогии «Лето целого века». Она является своеобразным продолжением последней. Только к историям уже знакомых нам героев добавляются новые.

BURO. x «Достоевский»: книжный клуб редакции (фото 5)

«Красота — это горе», Эка Курниаван

«Осень патриарха», Габриэль Гарсиа Маркес

«Щегол», Донна Тартт

«Анна Каренина», Лев Толстой

«Империя должна умереть», Михаил Зыгарь (признан в России иноагентом)

«Эмма», Джейн Остин

«Коллекционер», Джон Фаулз

«Обладать», Антония Сьюзен Байетт

«Не отпускай меня», Кадзуо Исигуро

«Риф», Алексей Поляринов

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:-237,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Не отпускай меня», Кадзуо Исигуро

Книга, о которой лучше ничего не знать до прочтения. Исигуро не давит на жалость и не пытается выдавить из читателя слезу. Наоборот, он сух и сдержан и в этом похож на Чехова. Но когда поймешь (странице так на 50-й), о чем речь, тебя начинает немного подташнивать.

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:267,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Риф», Алексей Поляринов

История о трех женщинах, по-разному сильных и по-разному несчастных. На первый взгляд может показаться, что здесь слишком много всего: секта, проблемы закрытого северного города, культура замалчивания и взаимоотношения матерей и дочерей. Но композиция романа продумана и выверена, так что читателя не укачивает. Наоборот, захватывает и не отпускает.

BURO. x «Достоевский»: книжный клуб редакции (фото 6)

«Игра в бисер», Герман Гессе

«Волшебная гора», Томас Манн

«Чума», Альбер Камю

«Тошнота», Жан-Поль Сартр

«Доктор Живаго», Борис Пастернак

«Стриптиз-культура: секс, медиа и демократизация желания», Брайан МакНейр

«Визуальное удовольствие и нарративный кинематограф», Лаура Малви

«Искусство и объектность», Майкл Фрид

«История искусства», Эрнст Ханс Гомбрих

«Почему патриархат все еще существует?», Кэрол Гиллиган и Наоми Снайдер

«Заводной апельсин», Энтони Берджесс 

«Приглашение на казнь», Владимир Набоков 

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:-237,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Игра в бисер», Герман Гессе 

Это не та книга, которую можно легко читать в метро или автобусе, в спешке, между дел или просто для развлечения. Для меня это игра слов, фраз, которую очень сложно понять без должного внимания. Но при вдумчивом чтении произведение приобретает смысл поиска своего места в мире и обретает новые грани. В центре этого поиска — столкновение двух миров — мира реального с политикой, историей войн и сражений с миром духовным, с миром наук и искусств. После трагических событий XX века мир приходит к пониманию необходимости обуздания ярости и безумства. Безусловно, произведение может быть так актуально в наши дни.

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:267,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Визуальное удовольствие и нарративный кинематограф», Лаура Малви 

Я столкнулась с исследованиями Малви во время написания дипломного исследования. Именно «Визуальное удовольствие и нарративный кинематограф» раскрыли мне какие-то на первый взгляд очевидные, но не такие заметные методы репрезентации женщин в культуре. Если хотите подробнее узнать об архетипах, которые на протяжении десятилетий культивируются в кинематографе, осознать их психологические предпосылки, то это произведение будет точно интересно.

BURO. x «Достоевский»: книжный клуб редакции (фото 7)

«Заводной апельсин», Энтони Берджесс

«Три товарища», Эрих Мария Ремарк

«Мы», Евгений Замятин

«Первая любовь», Иван Тургенев

«Сердца трех», Джек Лондон

«Норвежский лес», Харуки Мураками

«Мастер и Маргарита», Михаил Булгаков

«Пикник на обочине», Братья Стругацкие

«Чайка по имени Джонатан Ливингстон», Ричард Бах

«Искусство любить», Эрих Фромм

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:-237,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Норвежский лес», Харуки Мураками

Книга, которой я жила всю неделю, пока читала, и еще три дня после. Несколько раз ловила себя на мысли, что думаю о сюжете и том, что чувствует Наоко на самом деле. Кстати, саундтреки к роману просто великолепны. Да, я не ошиблась: Мураками часто обозначает, какая музыка играет в «кадре» — я каждый раз включала ее на фон, чтобы проникнуться больше. Так в моем плейлисте оказались The Beatles (и не только «Norwegian Wood») и полюбившиеся Cream с треками «White Room» и «I Feel Free».

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:267,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

Наверное, комментарии излишни. Но вдруг вы не знали, что Оруэлл написал культовый «1984» после Замятина (говорят, заметки своей антиутопии он сделал до прочтения «Мы», но образы Джулии и Большого Брата появились позднее — додумайте сами). Больше всего в произведении нравится, как имена героев точно описывают их характер — как иногда с помощью одной буквы и пары цифр Замятин мог рассказать целую историю персонажа.

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:267,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Мастер и Маргарита», Михаил Булгаков

Еще до школьной программы эта книга стояла в центре моей литературной полки. Не понимая, о чем ершалаимские главы, я взахлеб несколько раз прочла роман от корки до корки. Сейчас, перечитывая в который раз, нахожу все новые детали и задаю себе вопрос: чего же я еще до сих пор не поняла? Булгаков написал произведение, которое можно читать вечно и каждый раз впервые. Мистика!

BURO. x «Достоевский»: книжный клуб редакции (фото 8)

«Каждые сто лет», Анна Матвеева

«Всё, что у нас есть», Труде Марстейн

«Душа моя Павел», Алексей Варламов

«Дом, в котором…», Мариам Петросян

«Чудо в ущелье Поскоков», Анте Томич

«Возлюбленная», Тони Моррисон

«Близко к сердцу. Как жить, если вы слишком чувствительный человек», Илсе Санд

«Голландский дом», Энн Пэтчетт

«Клара и солнце», Кадзуо Исигуро

«Бойцовые рыбки», Сьюзэн Э. Хинтон

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:-237,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Всё, что у нас есть», Труде Марстейн

Жизнеописание героини по имени Моника, рассказанное от первого лица и охватывающее большой период времени с детства до пожилого возраста. Если бы героиня не была вымышленной, было бы похоже на автофикшен — настолько правдиво и глубоко. Несмотря на некую монотонность, книга вызывает эмоции нон-стоп, причем на каждой странице разные — от сочувствия (ооо, как я тебя понимаю!) до гнева, когда хочется грохнуть кулаком по столу и проораться на тему того, что Монике пора бы и взрослеть. Плюс бесконечное узнавание себя в прочитанном на уровне каких-то мелких событий, мимолетных ощущений, а иногда и целых кусков жизни. Хочется перечитать этот роман в возрасте 50 или 60 лет — интересно будет понаблюдать за ощущениями.

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:267,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Чудо в ущелье Поскоков», Анте Томич

Ловите книгу, без которой в нашей новой реальности можно поехать головой и/или впасть в глубокую апатию. Принимайте как антидепрессант, перечитывайте по мере надобности. Что в ней целебного? Да всё. Легкий налет безумия и, что уж там, абсурда. Погони — разборки — преследования. А еще искрометный юмор (черный, конечно), залихватские диалоги, безрассудные поступки героев. Прочитали ­— словно разудалый блокбастер Кустурицы и Гая Ричи посмотрели.

Итак. Где-то в горах Далмации, в доме, набитом оружием, жило-было семейство Поскоков: папаша и четыре взрослых сына. Семейство отличалось буйным нравом и обитало в уединении — до тех пор, пока старший сын не решил жениться на девушке, которую последний раз видел 15 лет назад. Ну и понеслось.

BURO. x «Достоевский»: книжный клуб редакции (фото 9)

«Исчезнувшая», Гиллиан Флинн

«Вино из одуванчиков», Рэй Бредбери

«Божественная комедия», Данте Алигьери 

«Последняя песня», Николас Спаркс 

«Призрак оперы», Гастон Леру

«Анна Каренина», Лев Толстой

«Код да Винчи», Дэн Браун 

«О дивный новый мир», Олдос Хаксли

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:-237,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Код да Винчи», Дэн Браун 

Все романы Брауна с потрясающим (для меня) главным героем Робертом Ленгдоном — это удивительные детективные истории, переплетенные с историей искусств и, конечно, любовными линиями. Они открывают мне искусство с разных сторон. Приятное с полезным! P.S. Сюда же: «Инферно», «Точка обмана», «Утраченный символ», «Ангелы и демоны». 

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:267,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Божественная комедия», Данте Алигьери 

Борхес сказал: «Зачем лишать себя счастья читать „Комедию“?» — а я не могу не согласиться. Данте — очередной ключ к искусству. Люблю поразмышлять над каждой прочитанной «песней» и воссоединять их у себя в мыслях с шедеврами великих мастеров, в которых они «прячутся» .

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:267,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Последняя песня», Николас Спаркс 

Обожаемая книга с подросткового возраста. Простая, легкая, дергающая за душу небольшая история о любви и взрослении. Перечитываю в случае нехватки ярких эмоций.

BURO. x «Достоевский»: книжный клуб редакции (фото 10)

«Пройти сквозь стены. Автобиография», Марина Абрамович

«Бесконечная шутка», Дэвид Уоллес 

«Путешествие на край ночи», Луи-Фердинанд Селин 

«Назови меня своим именем», Андре Асиман 

«Нормальные люди», Салли Руни 

«Щегол», Донна Тартт 

«Анна Каренина», Лев Толстой

«Тревожные люди», Фредрик Бакман

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:-237,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Путешествие на край ночи», Луи-Фердинанд Селин

Год назад с друзьями организовали книжный клуб «Закладки», и, если бы не он и обязательства, до этой книги я бы добралась навряд ли. Куча страниц, какой-то совсем непривлекательный главный герой. Порочный, нудный, бесхарактерный человек, не уверенный ни в своих поступках, ни в своих чувствах. Прочитав до конца, я была раздражена. А через месяц поняла, что это одно из лучших произведений. Тот вид, который даже не старается создать тебе удобное уютное место, оно специально выводит тебя из себя. Не оставляет равнодушным. И это самое прекрасное в этой книге.

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:267,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Нормальные люди», Салли Руни

Как и многие, эта — про любовь. И мне очень нравится, что Салли называет книгу «Нормальные люди». Когда читала ее, мне хотелась кричать на героев совсем противоположное: «Вы совсем больные!» История очень реалистична, и мы все больные, когда влюблены. И это нормально.

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:267,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Анна Каренина», Лев Толстой

Да, знаю, совсем не удивила, но хотелось поделиться мыслью, которая возникла после прочтения. Прошло больше ста лет, а описание Толстым вражды между нравами московских и питерских не изменились. Меня это очень позабавило. Время идет, а ничего не меняется.

BURO. x «Достоевский»: книжный клуб редакции (фото 11)

«Лавр», Евгений Водолазкин

«Перекрестки», Джонатан Франзен

«Голландский дом», Энн Пэтчетт

«Фигуры света», Сара Мосс

«У Плыли-две-птицы», Фланн О’Брайен

«Маленькая жизнь», Ханья Янагихара

«Сад», Марина Степнова

«Тайные виды на гору Фудзи», Виктор Пелевин

«Камера Обскура», Владимир Набоков

«Двадцать четыре часа из жизни женщины», Стефан Цвейг

«Ночь нежна», Фрэнсис Скотт Фицджеральд

«Доктор Живаго», Борис Пастернак

«Темные аллеи», Иван Бунин

Сборник Иосифа Бродского

«Чемодан», Сергей Довлатов

«Узорный покров», Уильям Сомерсет Моэм

«Война и мир», Лев Толстой

«Ярмарка тщеславия», Уильям Теккерей 

«Праздник, который всегда с тобой», Эрнест Хемингуэй

«Мастер и Маргарита», Михаил Булгаков

«Дачное удовольствие», Антон Чехов

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:-237,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Ночь нежна», Фрэнсис Скотт Фицджеральд

«Ночь нежна» я люблю куда больше более популярного романа любимого автора «Великий Гэтсби» за ту самую невыносимую легкость бытия, которая пронизывает каждую страницу. По его сюжету молодой американец Дик Дайвер рассчитывает сделать блестящую карьеру на ниве психиатрии. Работая во время Первой мировой войны в одной из клиник Швейцарии, он влюбляется в пациентку по имени Николь — представительницу чикагской промышленной аристократии. После женитьбы на Николь Дику приходится совмещать две роли — мужа и врача. Супруги решают поселиться с двумя детьми на вилле близ Канн. Если вдруг вам сегодня не хватает частых путешествий по Европе, то это тот самый скрытый гид по ее лучшим местам.

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:267,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Узорный покров», Уильям Сомерсет Моэм

Каждый раз, когда наступают в жизни тяжелые времена, открываю любой роман Моэма и начинаю чувствовать себя куда лучше. «Мне представляется, что на мир, в котором мы живем, можно смотреть без отвращения только потому, что есть красота, которую человек время от времени создает из хаоса…. И больше всего красоты заключено в прекрасно прожитой жизни. Это — самое высокое произведение искусства» — эти слова самого Уильяма Сомерсета наиболее точно описывают его творчество и откликаются у меня максимально. Погрузиться в чтение его книги сродни походу на спа-процедуры.

BURO. x «Достоевский»: книжный клуб редакции (фото 12)

«Если однажды зимней ночью путник», Итало Кальвино 

«Тереза Ракен», Эмиль Золя 

«Опасные связи», Шодерло де Лакло 

«Волхв», Джон Фаулз 

«Монахиня», Дени Дидро 

«Чемодан», Сергей Довлатов 

«Жизнь насекомых», Виктор Пелевин 

«Тихий Дон», Михаил Шолохов 

«Рогатка», Николай Коляда 

«Москва — Петушки», Венедикт Ерофеев 

«Вся Кремлевская рать», Михаил Зыгарь  

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:-237,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Волхв», Джон Фаулз 

История с «Волхвом» у меня непростая: три раза начинала этот роман, три раза выходила из себя от бессилия его осилить. И все же у меня это получилось, а после — случилась безоговорочная любовь. «Волхв» — долгий, подробный, тягучий (как жизнь на залитом солнцем острове Спеце), запутанный, но, определенно, это именно то произведение, которое сильнейшим образом взбудоражило меня.

{«points»:[{«id»:1,»properties»:{«x»:0,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}},{«id»:3,»properties»:{«x»:267,»y»:0,»z»:0,»opacity»:1,»scaleX»:1,»scaleY»:1,»rotationX»:0,»rotationY»:0,»rotationZ»:0}}],»steps»:[{«id»:2,»properties»:{«duration»:0.8,»delay»:0,»bezier»:[],»ease»:»Power0.easeNone»,»automatic_duration»:true}}],»transform_origin»:{«x»:0.5,»y»:0.5}}

«Если однажды зимней ночью путник», Итало Кальвино 

После прочтения Кальвино стало ясно (для самой себя) — простые сюжеты я не люблю. Мне нужна либо какая-то душераздирающая история («Тереза Ракен в списке фаворитов именно по этой причине), либо то, что читается в несколько заходов со словами «стоп, еще раз». Ко второй категории отношу и «Волхва», и «Если однажды зимней ночью путник». В общем, гипертекстуальная проза со всеми плюсами и минусами — прям мое. Роман итальянца Кальвино — это десять небольших историй, которые на первый взгляд вообще ничего общего друг с другом не имеют. Каждая — есть книга, которую читают по очереди главные герои, уходя все дальше и дальше в этот литературный лабиринт.

«Если однажды зимней ночью путник», Итало Кальвино 

false
767
1300
false
true
true
{«width»:1000,»column_width»:59,»columns_n»:10,»gutter»:45,»line»:20}
{«mode»:»page»,»transition_type»:»slide»,»transition_direction»:»horizontal»,»transition_look»:»belt»,»slides_form»:{}}
{«css»:».editor {font-family: Helvetica; font-size: 16px; font-weight: normal; line-height: 24px;}»}
Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»