Новости в мире

Через 60 лет Европа отказалась от обеспеченной Россией энергонезависимости

Правительство ФРГ приняло решение о передаче немецких активов «Роснефти» под внешнее управление Федеральному сетевому агентству. По оценке правительства Германии, решение «противодействует неминуемой угрозе безопасности энергоснабжения и закладывает первый камень в фундамент для сохранения и будущего объекта в Шведте». «Роснефть» в своих оценках была юридически безупречней и намного лаконичней – экспроприация.

Круг замкнулся. Что с нефти началось, то нефтью и заканчивается. Долгосрочные последствия решения правительства Германии об экспроприации активов «Роснефти», гораздо глубже и серьезней текущих (краткосрочных) эффектов, хотя и они заставляют о многом задуматься.

«Роснефть» уже заявила о необходимости перезаключения контракта на поставку нефти по «Дружбе» с перестраховкой рисков не только по текущим поставкам, но и по всему объему инвестиций. В случае невыполнения этого требования, «Роснефть» имеет право остановить поставки. И, думаю, остановит. Руководство компании еще не давало повода усомниться в способности видеть стратегические перспективы и угрозы.

Моментально возникший 12-процентный дефицит на немецком «нефтяном» рынке обвалит мировой рынок по формуле газового обвала. А если говорить о долгосрочных последствиях, то говорить надо о завершении 60-летней эпохи энергонезависимости европейских стран от США. Эпохи экономического взлета и благоденствия Европы. Почему 60-летней? Сейчас поясню.

В октябре 1960 года между «Союзнефтеэкспортом» и концерном ENI был подписан контракт на поставку 12 млн т нефти в обмен на трубы большого диаметра. Контракт «газ в обмен на трубы», ставший символом политики разрядки, будет заключен только через 10 лет. Сделка ENI с Советским Союзом положила начало разрушению монопольной зависимости Европы от англосаксонских нефтяных компаний.




<!—Категория: —>




<!—Категория: —>

Реакция на сделку со стороны англосаксонских СМИ свидетельствует, насколько она была болезненной для США и миропорядка, основанного на американских правилах и американских институтах. Союз немецких технологий и российских ресурсов всегда был кошмарным сном англосаксов. А сегодня за этим союзом маячат еще и трудовые ресурсы Китая.

Тогда (в 1960 году) британская Sunday Times написала: «Вызов, брошенный интересам США и Англии, принят, нефтяная война началась». А американский нефтяной бюллетень Oilgram пригрозил карами всей​ ​Италии. Цитата:​ ​«Если Италия откажется сотрудничать со странами «общего рынка» и НАТО, надо ввести компенсационные меры… Блокирование предоставления инвестиций и кредитов, запрет на импорт товаров, контроль над иммиграцией, включение в список стратегических товаров НАТО продукции, которую СССР получает в обмен на нефть, давление на правящие круги Италии и других западных стран, отказывающихся ограничить импорт нефти из СССР».

Настолько все красноречиво, что и пояснять ничего не надо по сегодняшней ситуации. Достаточно просто заменить Италию на Германию (или Евросоюз), а СССР – на Россию. Для понимания масштаба принятого правительством Германии решения и его последствий для всей Европы, приведу одн​о число.

Объем добавленной стоимости, создаваемой за счет поставок российского газа в Германию, в 100 раз превышает стоимость первичного ресурса. Каждые 20 млрд долларов, потраченные на российский газ, приносят Германии 2 трлн прибавочной стоимости. Пропорция приведена по отношению к газу, но в нефти она даже выше (особенно с учетом сегодняшних цен).

Становится понятно, вокруг какого объема товарной массы и ее финансовой обвязки идет сегодня борьба. Все современное благополучие Европы, ее социальная устойчивость, политическая стабильность и экономический рост (модель Эрхарда ​—​ «благоденствие для всех») стали возможны благодаря поставкам дешевых энергоресурсов из России. Во что в итоге обойдется Европе «противодействие неминуемой угрозе безопасности энергоснабжения», сказать сложно.

На первый взгляд, запас прочности (100-кратная разница) очень высок, но тут важно понимать, что энергозатраты носят не разовый характер, а сопровождают весь процесс промышленного производства (от проектной разработки до конечного покупателя). Рост цен на энергоносители несет мультипликативные отрицательные эффекты.

Первыми под удар попадут беднейшие и средние слои населения Европы. Упадет общий уровень потребления, промышленность окажется в глубоком кризисе, а европейский политический контур будет разбалансирован. Он уже не справляется с уровнем угроз.

Политический бомонд Европы (язык не поворачивается сказать «элита») как продукт американского коучинга первым пойдет на заклание. Если США сохраняют глобальные конкурентные преимущества как инструменты торга (армия и мощные финансовые институты), то ЕС давно отдал на аутсорсинг практически все функции своего жизнеобеспечения (суверенитет).

Безопасность и финансы ЕС зависят от США. Приток рабочей силы – от Турции, арабских стран, Польши, Румынии, Прибалтики, а теперь и Украины. Производство товаров массового потребления – от Китая и Турции. Исключение до недавнего составляла энергетика.

Абсурдное с рациональной точки зрения решение Германии, фактический отказ от российских углеводородов и переход энергетики под контроль США уничтожает остатки европейской субъектности. Превращает ЕС в политический фантом. Германию в частности и Европу в целом ждет болезненный процесс переосмысливания себя в истории и пересборки под новую (не евроцентричную) модель существования.

Однако разрыв базовых основ контрактного права (право собственности) и принципа равноправности обеих сторон сделки (взаимность) несет в себе последствия более глубокие, чем общеевропейские. Переосмысление и пересборка предстоит всей мировой системе экономического устройства.

Предстоит создать новую институциональную модель мировой экономики, базирующуюся на качественно иных принципах. Альтернативой этому сценарию ​—​ принятие на себя долгов старой (американской) модели и их постепенная (точнее, постоянная) выплата.  

Мир вступает в эпоху пересборки финансовых институтов не самих по себе, как системы отдельных счетов, а в комплексе с социальной и промышленной политикой. Возвращается идеология органического роста в ограниченных политическими рамками региональных проектах (новые зоны доверия). Грядет эпоха мега-сделок, заключаться которые будут на межгосударственном уровне.

Объем капитальных вложений и масштабы рисков требуют принципиально иной дискуссии. Мантры про поддержку малого и среднего бизнеса, инвестиционную привлекательность и снижение административной нагрузки на фоне задач, которые встают перед страной, выглядят магическими заклинаниями.

Время экономического фатализма (отрицание проектного подхода), формирующего иждивенческую (в рамках текущего бюджета) модель роста, за счет других и в пределах, разрешенных другими, закончилось. Пришло время переформатирования корпоративного мира с его глобальными цепочками стоимостей на уровне товаров и компаний в мир территориальных хозяйственных комплексов, управляющих долгосрочной проектностью (новые субъекты конкуренции).

Жить на два дома, как это было еще недавно, ни у российского бизнеса, ни у политической элиты России больше не получится. Выбор необходимо делать здесь и сейчас. Это не образное сравнение, не литературный изыск. Это реальный выбор с реальными потерями.

Ожидать, что Европа замерзнет зимой и одумается, значит насмехаться над здравым смыслом. Не одумается. Ставки в этой игре слишком велики. Слишком долгоиграющие последствия. Слишком много судеб сильных мира сего стоит на кону. Сворачивать с уже выбранного пути добровольно или под воздействием холода никто не будет. Во всяком случае, расчет на такой сценарий, станет непоправимым легкомыслием.

В официальном заявлении «Роснефти» по поводу решения германского правительства об экспроприации сказано, что это решение «не является для нас неожиданным и находится в логике навязанного США алгоритма действий в отношении российских предприятий на территории Германии». В доказательство данного тезиса приведу высказывание внешнеполитического ведомства США:

«Анахроничные российские демонстрации военной мощи не повернут ход истории вспять… Наша стратегическая цель сейчас состоит в том, чтобы дать понять российским лидерам, что их выбор ставит Россию на путь, у которого есть только один конечный пункт: добровольная самоизоляция и утрата какого-либо значимого статуса в международных отношениях».

Это не Украина и 2022 год. Это Кондолиза Райс​, финансовый кризис​ и одновременно с ним отражение Россией нападения на миротворцев в Южной Осетии в августе ​​2008 года.

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»