Новости в мире

Кто стоит за компанией в Петербурге, отправлявшей биоматериалы россиян в США

На днях Савёловский районный суд Москвы продолжит рассмотрение дела о незаконной продаже биоматериалов россиян за границу. На скамье подсудимых — экс-заведующая патологоанатомическим отделением ГКБ имени Боткина Оксана Паклина. По версии следствия, в 2019–2020 годах она якобы за взятки суммарным размером $15 тысяч собирала биологические материалы пациентов и без оформления документации передавала заказчику. Против неё возбуждено дело по самой тяжкой, шестой части статьи 290 УК «Получение взятки должностным лицом в особо крупном размере». Ей грозит до 15 лет лишения свободы.

Самого взяткодателя — гендиректора петербургского «Центрального национального биобанка» Алексея Подлубного — ещё прошлой весной приговорили к четырём годам колонии строгого режима. Суд выяснил, что биоматериалы он отправлял в США.

Слева 56-летняя Оксана Паклина. Справа 30-летний Алексей Подлубный. vk / Боткинская больница. © Facebook (признан экстремистской организацией и запрещён на территории Российской Федерации) / Алексей Подлубный

Кто такая Оксана Паклина

56-летняя Оксана Паклина — доктор медицинских наук и автор ста научных работ. Также она занимала должность главного сотрудника отделения патологической анатомии Института хирургии имени Вишневского.

До середин нулевых она жила в скромной панельке на окраине Москвы. Но затем переехала в жилой комплекс бизнес-класса, располагающийся между парками Победы и Фили на Кастанаевской улице. У неё там четырёхкомнатная квартира ценой до 60 миллионов рублей.

Тогда же Паклина приобрела 20 соток земли, на которых возвела особняк площадью 460 квадратов, в элитном посёлке «Гринвич» под Истрой. Такая недвижимость потянет на 150–250 миллионов. Ещё у её семьи появились хоромы в премиальном ЖК «Садовые кварталы» на улице Усачёва стоимостью до 160 миллионов, а в гараже эксклюзивный спорткар — Wiesmann Roadster ценой около 200 тысяч евро (в России таких машин всего четыре, в мире — около двух сотен).

Муж Паклиной, бизнесмен Сергей Гнидаш, недавно вышел из совета директоров «Ураласбеста», где выручка исчисляется десятками миллиардов рублей. Этот концерн сейчас пытается отсудить 80 миллионов у своего агента, фирмы «Урал-Восток», которую раньше возглавляла Оксана Паклина, а сейчас её дочь. Согласно судебным материалам, семья якобы инициировала сделку по отгрузке асбеста двум шотландским организациям, подконтрольным… сестре Паклиной. Деньги за товар «Ураласбест» якобы так и не получил. Важным звеном в сделке был подписавший все бумаги со стороны покупателей некий Ойген Стельмахов — гражданин Германии, прописанный в той же квартире, что и Оксана Паклина.

Кто такой Алексей Подлубный

Осуждённому Алексею Подлубному едва исполнилось 30 лет. Он сын петербургского предпринимателя средней руки. За его плечами — опыт работы в ресторанном холдинге и маркетинговом агентстве. В 2013–2016 годах он был начальником отдела инвестиционного планирования Радиевого института имени Хлопина. После возглавил только что созданный в Северной столице «Центральный национальный биобанк». Выручка там колебалась от 10 до 80 миллионов рублей в год. Два месяца назад эту загадочную структуру ликвидировали.

Подлубный не выглядит богатым человеком. В Санкт-Петербурге он долго маялся по малогабаритным квартирам в хрущёвках, брежневках и ельциновских панельках. Ни одна из них не стоит дороже десяти миллионов. Единственное престижное петербургское жильё появилось даже не у него, а у его жены, сразу после того, как он возглавил ЦНП. Речь о двушке в ЖК «Город мастеров» на проспекте Маршала Блюхера ценой до 15 млн рублей.

С недавних пор супруга и отец Подлубного живут в Москве. У них появилось по двухкомнатной квартире в одной панельной высотке в спальном районе Ясенево. В сумме эта недвижимость потянет примерно на 30 миллионов рублей.

Как ЦНБ связан с США

Как выяснял Лайф, истинными бенефициарами «Центрального национального банка» были 54-летняя Ольга Потапова из Сан-Франциско и 67-летняя Ольга Воронина из Сан-Диего. Предположительно, у них может быть два гражданства: российское и американское. Обе основали Cureline — международный биобанк в США.

— Мы наладили глобальное сотрудничество и внедрили протоколы для получения, обработки и анализа человеческих образцов по всему миру. С каждым годом наша сеть закупок расширяется на новые страны, говорится на сайте Cureline.

Всё говорит о том, что именно Воронина и Потапова заказывали сбор биоматериалов россиян и помогали их отправлять в США.

Кто стоит за компанией в Петербурге, отправлявшей биоматериалы россиян в США

Слева Ольга Потапова, справа Ольга Воронина. Фото © Facebook (признан экстремистской организацией и запрещён на территории Российской Федерации) / Ольга Потапова

Ольга Потапова в России имеет степень кандидата медицинских наук. В нулевых годах проходила подозреваемой по уголовному делу, возбуждённому по статье «Незаконное предпринимательство группой лиц с извлечением дохода в особо крупном размере». На родине в Санкт-Петербурге у неё остались двушка в панельном доме на улице Вавилова и трёшка в историческом особняке на улице Достоевского. Суммарно они могут стоить до 50 миллионов рублей.

Сейчас Ольга Потапова зарегистрирована в доме стоимостью 2,8 миллиона долларов в Сан-Франциско.

— Тёплый и просторный трёхэтажный дом на спокойной улице, окружённый магнолиями и ухоженными газонами. Четыре спальни, три ванны. Высокие потолки, паркетные полы, старинные архитектурные детали. Светлая гостиная с камином. Торжественная столовая, современная кухня, внутренний дворик с джакузи и мастер-сьют со смотровой площадкой. Гараж на две машины, винный погреб, — поют оды риелторы.

Сын Потаповой недавно окончил один из калифорнийских вузов и тоже обзавёлся собственным особняком в Сан-Диего. Этот дом поскромнее, ценой до 1,3 миллиона долларов.

Про партнёршу Потаповой, Ольгу Воронину, известно ещё меньше. Она тоже из Санкт-Петербурга. Жила в хрущёвке на проспекте Тореза. Куда более интересен её муж, американец Евгений Михайлёнок. Сейчас он директор в петербургской компании «Арена», торгующей медицинскими изделиями в России и на Украине. Согласно открытым источникам, официально выручка не превышала десяти миллионов рублей в год. А ещё Михайлёнок — текущий собственник научных центров «Ин Витро». Они функционируют с девяностых. Не исключено, что они связаны с Валентином Дороничевым — хозяином известной в России сети лабораторий «Инвитро».

В настоящий момент Ольга Воронина живёт в таунхаусе стоимостью 1,2 миллиона долларов в Сан-Диего. Осенью 2022 года она наняла рабочих, которые сделали там премиальный ремонт. Его цена может потянуть ещё на полмиллиона долларов.

Потапову и Воронину не затронуло уголовное дело, по которому сидит их экс-коллега Подлубный. Сейчас женщины развивают с новыми партнёрами генетическую лабораторию «Сербалаб». Она находится по адресу, где раньше располагался ЦНБ. Этой организации уже доверяют госконтракты (их заключено почти на 30 млн рублей). Одним из источников её финансирования, судя по сайту, являются средства из программы «Приграничное сотрудничество Россия – Эстония».

Зачем Западу понадобились биоматериалы россиян

Впервые о сборе американцами российских биоматериалов заговорили в 2017-м. Летом того года на сайте ВВС США появился гостендер на закупку принадлежащих донорам из России 12 образцов рибонуклеиновой кислоты и 27 образцов синовиальной оболочки.

— Биологический материал собирается в разных географических точках Российской Федерации. Мы такой вот объект очень большого интереса. Делают это целенаправленно и профессионально. Вопрос: зачем? — отреагировал президент страны Владимир Путин.

Синовиальная жидкость — это жидкость, заполняющая полости в суставах и помогающая им двигаться. Изучение подобной жидкости требуется при попытке создать лекарство против артрита. Но зачем именно русские? Такой отбор делается, когда учёные хотят отделить мутации, вызывающие предрасположенность к заболеванию, и работать именно с такими материалами. Увы, но артрит в войсках ВВС по всему миру — это одна из очень болезненных проблем. Многочасовое сидение в одной позе во время полётов приводит к повышенному риску возникновения артрита. А в Соединённых Штатах эта проблема гораздо серьёзнее, чем в России. В Америке артритом страдает более 42 миллионов человек, причём каждый шестой вследствие этой болезни стал инвалидом.

По другой версии, биоматериалы собирают для секретных проектов по созданию генетического оружия. От существующего биологического оружия оно отличается исключительно избирательностью по генетическому принципу. То есть это всё те же вирусы или бактерии, но поражающие избирательно: по расовому, половому и этническому принципу. То есть искусственно выведенные патогенные организмы атакуют только носителей определённых аллелей в хромосомах. Таким образом, оружие воздействует только на противника, а своих избегает.

Ещё одна версия связана с интересом спецслужб США к так называемым спящим агентам с русскими корнями. Чтобы проверить принадлежность генотипа подозреваемого в шпионаже, можно попробовать сравнить его с собираемой базой генотипов русских людей.

А вы боитесь, что ваши биоматериалы окажутся на Западе?

Комментариев: 0

avatar

Для комментирования авторизуйтесь!

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»