Экономика

Наша цель — коммунизм: чем плоха для россиян «американская мечта»

Это поняли лидеры Давосского форума и объявили о поиске новой модели, некоего «инклюзивного капитализма». Это поняли некоторые лидеры нашей страны. Это едва ли не лучше всех понимаем мы, сталкиваясь каждодневно с тем, что цены растут, а доходы что-то не спешат их догонять и перегонять, с тем, что с «уверенностью в завтрашнем дне» дела обстоят не лучшим образом. С тем, что неясны стратегические цели и, главное, ценности нашей жизни.

Чего мы хотим? Денег и еще больше денег? Но где граница в погоне за богатством? Или мы хотим, чтобы государство было сильным. Но тогда вопрос: а что такое государство? Мы или аппарат чиновников, которые служат не столько нам, гражданам, сколько капиталу и самим себе, любимым? Или мы, большинство рядовых россиян, получающих 20–50 тысяч в месяц, хотим просто нормально жить? Но что это такое? Американская мечта: домик, два авто на семью и семейный бизнес? Или все же нечто большее?

Прежде чем предложить ответы на эти вопросы, подчеркну: в нашей стране произошла негативная конвергенция. Суть этого процесса проста: вместо желанной социал-демократам прошлого и настоящего позитивной конвергенции, соединения лучших черт капитализма и социализма, мы получили соединение худших черт дикого капитализма и советской модели.

От первого — подчинение реальных целей жизни деньгам и товарам. Для большинства это не изобилие, а бесконечная гонка с работой на полторы-две ставки за ускользающим благосостоянием (а то и просто за выживанием). Для меньшинства алчное служение золотому тельцу: в самом деле, как можно жить, если у тебя яхта длиной 150 метров, а у соседа целых 200? И как обойтись без золотого унитаза или самолета за 350 млн долларов? А еще от капитализма нам досталось всеобщее отчуждение: рядом с тобой конкуренты. Добавим к этому неизбежные для рынка атрибуты: преступность, одиночество, коммерциализация культуры, образования, науки, жизнь в мире, где все на продажу…

От советского прошлого начавшая строить капитализм Россия унаследовала тоже преимущественно негатив: бюрократии стало еще больше, реальной защищенности прав большинства стало меньше. Блат превратился в массовую коррупцию. Перечень легко продолжить.

Отсюда вытекает главная проблема: у руководства нашей страны и у большинства ее граждан нет ясной великой стратегической цели. Той, ради которой живешь ты и хочешь, чтобы жили твои дети. А она востребована. Мир меняется. Развиваются технологии. Глобальные угрозы из абстрактных страшилок превращаются в тяжкие проблемы каждодневной жизни (чего стоит хотя бы не отпускающая нас уже который год пандемия). Мечты о дружбе с США эпохи Ельцина и партнерстве с НАТО первых лет XXI века сегодня могут быть расценены в лучшем случае как утопия, а реальностью являются непрерывные вооруженные конфликты на всех континентах.

Возрождение в этих условиях СССР в том виде, как он был, что при Сталине, что при Брежневе, невозможно. Это утопия! Еще большая утопия взять из СССР все хорошее, а плохое потерять: системы обладают единым качеством, и «хорошего» без «плохого» в них не существует.

Что же возможно?

Можно и должно понять, почему СССР стал примером невиданных успехов и глубочайших трагедий. Почему он возник и почему он ушел с исторической арены. Какие противоречия лежали в основе прогресса этой системы и какие привели к ее гибели. Это поистине историческая задача. Над ее решением уже много десятилетий бьются великие мыслители. Ее мусолят многочисленные шарлатаны от науки и просто болтуны. Ею спекулируют политические демагоги. Эту тему заездили как старую виниловую пластинку. Но она не уходит.

Я не претендую на ее решение. Тем более в этой короткой статье. Но я хочу подчеркнуть другое: из СССР можно и должно идти только в будущее. Возвращаться в СССР нельзя. Причина проста: социализм может жить и побеждать капитализм, только активно двигаясь в будущее.

Сказанное столь же очевидно, сколь и абстрактно. А абстрактные программы обладают удивительным свойством: они всегда остаются не более чем пропагандистским лозунгом. Поэтому провозглашения задачи «От СССР в будущее» недостаточно. Нужны конкретизация цели, определение социальных сил, которые заинтересованы в ее достижении, четкая формулировка системы задач плюс определение средств и ресурсов их решения.

Итак: цель. Боюсь, что сказанное ниже шокирует большинство читателей. Но для автора это принципиально. Стратегическая цель человечества и в частности нашей страны — это не что иное, как… коммунизм.

Старшее поколение в ответ на это заявление вспомнит пару анекдотов хрущевской поры (типа лозунга на здании артиллерийского училища «Наша цель — коммунизм»). Молодежь решит, что профессор катастрофически отстал от жизни. Но я берусь поспорить и с теми, и с другими. И начну с нескольких для кого-то неожиданных аргументов.

Как известно, материально-технической базой коммунизма должно стать автоматизированное производство, в котором на долю человека приходятся функции творчества, немашинизируемого труда — раз. Это производство должно находиться в гармонии с природой и не разрушать, а воспроизводить биогеоценозы — два. Основой движения к коммунизму являются рост свободного времени и прогресс человеческих качеств в процессе творческой деятельности и в свободное время — три.

Выше я только что перечислил ключевые положения марксистской теории коммунизма. Но ведь это не что иное, как сугубо современные императивы, выдвигаемые большинством прогрессивно мыслящих ученых и общественных деятелей. Более того, об этих ориентирах (правда, на свой лад, в целях пиара) все больше говорят даже лидеры крупнейших корпораций и хоть сколько-то дальновидные политики.

Продолжим аргументацию. Коммунизм для многих остался памятен по лозунгу «каждому по потребностям», что кажется абсолютно нереализуемым императивом. И действительно, в обществе потребления, где погоня за вещами является доминантой поведения человека, это невозможно. Но о кризисе этой (часто называемой «западной») модели сегодня не пишет только ленивый. Более того, даже западные эксперты все больше говорят о необходимости перехода к ответственному потреблению, к отказу от частной собственности на потребительские блага и развитию форм коллективного потребления: каршеринг, коливинг, коворкинг и т.п. — первые ласточки на этом пути.

Еще один аргумент. Ключевыми ресурсами развития сегодня становятся здоровье, образование, наука и культура. Это основы знаниеемкого производства и воспроизводства креативного работника. Но какие социально-экономические формы сегодня наиболее адекватны для развития этих сфер? Ответ дают социологические опросы, согласно которым большинство граждан нашей страны считает, что образование, здравоохранение и другие общественные по своей природе блага должны быть бесплатными и общедоступными, то есть производиться, распределяться и использоваться на основе коммунистических принципов.

Наконец, важнейший ресурс развития современности — информация. Сегодня она находится по преимуществу в частной собственности, но именно здесь, в пространстве культуры (информации, знаний, сотворчества), возможна реализация собственно коммунистической модели «собственности каждого на все». В самом деле, романы Толстого, теория Эйнштейна, формула пенициллина принадлежат каждому из нас. Это блага, которые можно раздавать бесконечно, меньше не станет. Отсюда коммунистический императив: «все, что можно распределять не теряя, не должно продаваться».

Это пока что лишь первые ростки нового внутри капитализма, используемые преимущественно на пользу тому же капитализму. Но это ростки нового мира — потребления как средства для творчески активной жизни, а не самоцели; общественного присвоения благ; отказа от ненужных вещей и т.д. Может быть, нам надо задуматься над тем, как их использовать на пользу гражданам, а не транснациональному капиталу.

Поставим здесь многоточие в аргументации и ответим на очевидное возражение: все это может быть прекрасно как будущее. Отдаленное будущее. Но нам сегодня в РФ не до этого. Нам бы начать нормальные автомобили производить, чтобы на семью по две штуки, квартир достаточно построить, зарплату и пенсии повысить так, чтобы и на квартиру, и на пару нормальных автомобилей хватало, да еще и на хороший отдых оставалось. А там, глядишь, и о будущем можно задуматься… Так?

Так, да не так. Описанная выше модель — это не что иное, как американская мечта. И плоха она не тем, что она американская, а тем, что она и не мечта вовсе. Это не более чем промежуточная ступень в бесконечной погоне за вещным богатством в любой капиталистической стране, хоть в США, хоть в Тмутаракани. Этот идеал так называемого среднего класса стран центра в рамках рыночно-капиталистической системы достигается (если вообще достигается) только при условии экономической эксплуатации стран периферии. Мы хотим превратить нашу Родину во вторые США, которые ненавидит большая часть человечества?

Между тем такого же и даже более высокого качества жизни можно достигать другими методами, при помощи других отношений. Некоторые ростки движения в этом направлении есть и в Китае, и в странах Латинской Америки с левыми правительствами, и даже в Скандинавии. Так, может быть, нам начать двигаться в этом направлении, не копируя, но опережая? И здесь нам очень поможет критическое использование опыта СССР, который именно в этом — в ростках коммунизма (новых, нерыночных ценностях и целях жизни человека; общедоступном качественном образовании и здравоохранении; культуре и науке) — опережал весь мир.

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»