Кавказ

#новости | Что сейчас происходит в Шуше

После освобождения Азербайджаном своих территорий от армянской оккупации осенью прошлого года там удалось побывать не многим – слишком опасно, мины на каждом шагу. Съемочная группа «Вестника Кавказа» одной из первых побывала на деоккупированных землях в начале весны, а сейчас, летом, туда съездили представители и других российских и международных изданий.  Корреспондент «МК» привезла из Шуши очень прочувствованный репортаж, с наиболее трогательными фрагментами которого «Вестник Кавказа» предлагает познакомиться своим читателям.

По итогам Первой Карабахской войны 1992-1994 годов армянские войска установили контроль не только над Нагорным Карабахом, но еще и над семью районами Азербайджана, которые впоследствии стали называть «буферной зоной» или «зоной безопасности». Азербайджанцы, жившие здесь веками, были вынуждены покинуть родные дома. Спустя четверть века Азербайджан в результате 44-дневной войны возвратил свои районы. Теперь задача вернуть эти территории к жизни.

Шуша с ее крепостными стенами была воздвигнута в 1750 году Панах-али Ханом на горном плато площадью в три квадратных километра для охраны Карабахского ханства. С трех сторон это плато обрывается отвесными скалами высотой 70-80 метров. Тут были и мечети, и церкви, караван-сараи (восточные гостиницы и торговые дома) и дома-музеи просветителей, поэтов, музыкантов. В годы Первой Карабахской войны захват армянскими войсками этого, считавшегося неприступным, форпоста стал переломным моментом и определил исход противостояния. Это была самая тяжелая потеря для Азербайджана. И вот, в 2020 году, на 43-й день карабахской войны, над Шушой подняли флаг Азербайджана.

Нынешняя Шуша, равно как и семь возвращенных под контроль Баку районов, находятся в полуразрушенном состоянии. Несмотря на это в городе уже возобновили подачу электричества и воды, восстанавливают мечети, церковь и важные культурные объекты. Работают два продуктовых магазина, пекарня и банкоматы. В «город над бездной» постепенно возвращаются беженцы, а вместе с ними и мирная жизнь. Обычные люди, вынужденные несколько десятков лет жить вдали от Родины, настолько истосковались по ней, что готовы мириться с любыми трудностями.

Людей на улицах города совсем не много. Строительная техника расчищает горы камней рядом со зданием, где некогда размещалась редакция газеты «Шуша». Напротив остатки филиала центрального банка. Если свернуть за мечетью направо, сразу попадаешь вглубь заброшенных жилых домов. Их двери и стены тоже исписаны. Имена бойцов здесь чередуются с надписями «Карабах это Азербайджан».

В одной из покинутых вынужденными переселенцами квартир в глаза журналисту бросается ярко-розовый женский тапок с опушкой из кроличьего меха. Такая домашняя обувь была очень популярна у женщин в период постсоветского расцвета «челночной» торговли. Но здесь, среди серости и пустоты, этот розовый цвет воспринимался каким-то неестественным и неуместным что ли, будто его априори здесь быть и не должно вовсе.

В пустующих квартирах горы хлама, осколки стекол и разбросанная повсюду одежда. Вот мужская рубашка, наполовину торчащая из-под деревянной балки, от бетонной пыли сложно даже понять, какого она цвета на самом деле. А вот зимняя курточка на мальчонку лет пяти. Возле опрокинутого телевизора с разбитым экраном — фото. Запечатленные на нем дети сидят рядом. Девочка с распущенными длинными волосами с заботой обнимает немного испуганного мальчика.

«Наверное, это его куртка», — мелькает в голове. От этой мысли, несмотря на невыносимую жару, по телу пробегает озноб. Самое страшное на войне — это дети. Дети и война, как извечный антагонизм войны и мира.

Бредя среди полуразрушенных пустующих зданий, корреспондент замечает пекарню. На фоне ужасающих последствий войны пышные золотистые буханки кажутся не просто хлебом. Они — как те маки на минных полях, которые встречались по дороге в Шушу, символ надежды на мир. Хозяин пекарни, мужчина преклонных лет Азад Каримович — морщинистое лицо, волосы убеленные сединой – рассказывает: «Я приехал в Шушу в ноябре прошлого года. Когда президент Алиев сказал, что город освободили, я сразу для себя решил, что должен во что бы то ни стало вернуться. Это мой дом, я родился и вырос здесь. На этой земле похоронены мои предки. С 1975 года до Первой Карабахской войны у меня здесь тоже была пекарня и карамельный цех. Вернувшись, сразу решил, что хочу восстановить производство. Подал заявку на тендер и сам себе пообещал, что если выиграю, то буду два месяца наших военных кормить хлебом абсолютно бесплатно. Так и произошло. Потом здесь начали появляться гражданские люди, в основном это рабочие и строители, которые восстанавливают город. Я и им два месяца бесплатно хлеб давал».

Пекарь вернулся пока один, без семьи — их дом уничтожен, пока ему выделили комнату в доме напротив. Когда Азад Каримович говорит о своем возвращении, его голос дрожит: «Не могу описать это состояние словами, настолько были глубокие эмоции. Первым делом я отправился туда, где когда-то был мой дом. От него почти ничего не осталось. Руины. Мой дом, дом брата, дом моих родителей, все разрушено. Я стоял и плакал. Потом набрал горсть земли и начал ее просто есть».

Он не испытывает ненависти к армянскому народу: «В советские времена мы все жили очень дружно. И армяне, и азербайджанцы, и русские — без разницы. А потом девяностые, и всё изменилось. Соседи, жившие бок о бок десятилетиями, стали врагами. Я сейчас приехал на кладбище, а могил нет. Понимаете? Все разрушено, просто стерто с лица земли. Даже камней не осталось, ничего не видно. А у меня там отец, дед лежат. Очень тяжело это все. У меня в Баку сосед был армянин. Хороший человек, как родственник мне был. Мы с ним дружно жили, все делили по-соседски. Вот если сейчас этот армянин пришел и сказал бы: «Я хочу здесь жить», я ничего плохого ему не смогу ответить. Хочешь мирно жить — давай жить. Но большинство не хотят мира. Говорят, что мы — враги…Они же в открытую заявляют, что третья война будет. Но мирные люди не хотят больше войны. Не скрою, перед началом Второй Карабахской войны градус накала был уже настолько велик, что народ хотел, чтобы конфликт наконец-то разрешился, пусть даже самой страшной ценой. Но уже хватит смертей. Хотя уверен, что если все же третья война случится, Армения вновь проиграет».

Пекарь вынимает из печи буханки хлеба и отдает их журналисту: «У меня самый вкусный хлеб. Это потому что я люблю то, что делаю. А когда с любовью, то всегда хорошо получается. Весь мир на любви держится».

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»