Кавказ

#новости | Фаворитом Запада на президентских выборах в Иране станет Мохсен Резаи

На этой неделе в Вене должен возобновиться четвертый раунд переговоров в Ираном, и высокопоставленные европейские переговорщики находятся в постоянном напряжении, поскольку им необходимо достичь соглашения, благодаря которому будет ликвидирована геополитическая пропасть между Вашингтоном и Тегераном, а ИРИ снова начнет придерживаться условий Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) 2015 года.

EUreporter напоминает, что СВПД ограничивает ядерную деятельность Ирана и устанавливает формальные рамки с точки зрения обогащения расщепляющегося материала, обеспечивает проведение прозрачных инспекций ядерных объектов и устанавливает правила демонтажа чрезмерного количества центрифуг. В обмен на соблюдение условий СВПД США и другие крупные мировые державы согласились на постепенную отмену санкций в отношении ядерной активности Ирана.

Когда в 2018 году США вышли из соглашения, европейские стороны сделки, Германия, Франция и Великобритания, выступили за сохранение СВПД. Однако европейская благосклонность была ограничена, когда Вашингтон возобновил кампанию «максимального давления» на Иран с целью удушения экономики страны с помощью односторонних санкций и действий, усугубляющих ситуацию.

«Максимальное давление» США поставило крупные европейские державы в неудобное положение с точки зрения внешней политики. После избрания президента Джо Байдена напряженность между Ираном и США в какой-то мере спала, однако подход Трампа оказал отрицательное влияние на добрую волю Ирана в отношении многосторонних соглашений, и в частности СВПД.

Для европейских стран, подписавших соглашение, переговоры по ядерной программе в Вене стали частью более широкой стратегии разрядки и дипломатической реинтеграции между Европой и Ираном. Помимо очевидных преимуществ ядерного нераспространения, Европа видит будущее, в котором Иран сможет выступить в качестве полноценного игрока без санкций на международной арене. Несмотря на то, что на долю Ирана приходится около 9% мировых запасов нефти, иранская экономика, задушенная санкциями, крайне слабо развита. Учитывая потенциал замороженных активов Ирана, оцениваемых в сумму от 100 до 120 миллиардов долларов, легко понять, почему Европа рассматривает страну как многообещающего партнера для прямых иностранных инвестиций.

На условиях анонимности высокопоставленный чиновник Госдепартамента США рассказал Reuters о возможном подписании сделки в ходе четвертого раунда переговоров, заявив: ”Вернутся ли сторонки в ближайшие недели к соглашению? Будут ли они снова придерживаться своих обязательств? Вероятно, да”.

Главный переговорщик Ирана Аббас Аракчи более пессимистичен в отношении шансов на сделку. Выступая по государственному телевидению, Аракчи подчеркнул, что Иран не пойдет на новое соглашение без прочных гарантий: ”Неизвестно, когда мы сможем добиться прогресса. Иран хочет, чтобы все случилось как можно быстрее, но мы не будем ничего делать в спешке”.

Официальные переговоры в тупике, но европейские переговорщики с надеждой смотрят на Мохсена Резаи, одного из трех кандидатов на предстоящих президентских выборах в Иране, которое должны пройти 18 июня. Считается, что ему удастся преодолеть дипломатические разногласия и способствовать взаимовыгодному сотрудничеству с США и ЕС.

Политическая карьера Резаи не такая долгая, как у других кандидатов в президенты. Тем не менее прослужив в Корпусе стражей Исламской революции (КСИР) и занимая высокую должность в Совете по оценке целесообразности, Резаи считается опытным дипломатом и прагматичным переговорщиком. За все годы гражданской, военной и политической службы Резаи ни разу не был жертвой коррупционного скандала или уголовного расследования. Министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф кажется более привлекательным партнерами для Запада, но в Европе растет убежденность в том, что Резаи лучше всего подходит для представления Ирана и его позиции по международным ядерным переговорам.

Резаи неоднократно демонстрировал способность корректировать свои взгляды и объединять коалиции. Будучи представителем ”революционного поколения” Резаи ясно дал понять, что он не радикал. После нескольких лет государственной службы Резаи пересмотрел свою жесткую позицию (обычное явление в рядах КСИР) по ряду вопросов. В интервью Tehran Times он не побоялся заявить, что гонка ядерных вооружений неразумна, отметив, что ”политическая мудрость предполагает отказаться от оружия, которое может уничтожить все человечество”. 

Поскольку договориться в Вене оказалось не так просто, очевидно, что Западу нужен свой человек в Иране. Мохсен Резаи может способствовать выходу из тупика на переговорах и возвращению Ирана в качестве крупного игрока в мировой экономике.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»