Новости в мире

Новости: Импортозамещение требует ротации кадров во власти — Эксперт

Секретарь Совета Безопасности РФ Николай Патрушев провел в Санкт-Петербурге совещание по вопросам участия высших учебных заведений в обеспечении технологической независимости нашей страны. В ходе мероприятия он, в частности, отметил, что импортозамещение является ключевой задачей России в условиях санкций.

По словам Николая Патрушева, беспрецедентные санкции Запада делают необходимым скорейшее импортозамещение, в том числе в сфере технологий. «Задача обеспечения скорейшего импортозамещения практически во всех отраслях экономики и последующего достижения технологической независимости в этих условиях становится ключевой», — цитируют секретаря Совбеза РИА Новости. 


Локализовать все мы не сможем


Николай Патрушев уверен, что среди важнейших направлений обеспечения технологической независимости должно быть производство отечественных электронных компонентов, в том числе имеющих двойное назначение.


«Вместе с тем до сих пор не решен вопрос бюджетного финансирования создания на учебно-научной базе “Корабелки” (неофициальное название Санкт-Петербургского государственного морского технического университета – прим. «Эксперт») инновационного научно-технологического центра «Приморская долина», целью создания которого как раз и должна стать деятельность в этом направлении», — обратил внимание Николай Патрушев.


Страны Запада стремятся отрезать Россию от технологий, чтобы мы даже не смогли обеспечивать добычу полезных ископаемых, подтвердил в комментарии «Эксперту» Никита Донцов, политолог, руководитель коммуникационной группы «Влияние». Этот способ подавления государственности уже опробована США на странах Латинской Америки — Венесуэле, Кубе, Никарагуа. Российское правительство заранее готовилось к подобным сценариям. Работа по импортозамещению началась еще в 2012 году, с тех пор были приняты необходимые меры в наиболее чувствительных областях и теперь наша экономика намного устойчивее.




<!—Категория: —>










<!—Категория: —>



Власти понимают, что в условия глобализированной экономики обеспечить производство 100% товаров внутри страны невозможно. Процесс импортозамещения заключается в том, чтобы заместить выпадающие поставки импортных товаров: покупали в США, теперь покупаем в Сингапуре, покупали в Италии, теперь покупаем в Индии. 


Развивать собственное производство тоже нужно, этот процесс называется локализацией. Но локализовать вообще все мы не сможем — не хватит рабочих рук, полагает Никита Донцов. Значит, нужно руководствоваться принципом экономической целесообразности: производить то, что действительно лучше делать самим, а не покупать заграницей, и браться за организацию производства только в том случае, если мы действительно можем сделать конкурентноспособный продукт.


Бизнес не должен оставаться в стороне


Если говорить о секторе технологий, то, например, рынок программного обеспечения в России находится в стадии роста и одновременно импортозамещения западных аналогов, сообщил «Эксперту» Александр Альперн, фаундер компании Webinar (российского разработчика решений для видеовстреч, вебинаров и онлайн-мероприятий). По данным CNews Analytics, выручка 20 крупнейших российских поставщиков ПО как сервиса в 2021 году выросла на 18% по сравнению с 2020 годом. 


В дальнейшем прирост станет больше — импортозамещение продлится ближайшие 2-3 года. Например, в сфере технологий видеоконференцсвязи на долю российских игроков на начало 2022 года приходилось примерно 26% рынка, однако за последние полгода спрос вырос в разы из-за того, что Zoom, Skype, Microsoft Teams, Google, Cisco фактически ушли с рынка РФ. «Увеличение количества пользователей, которые перешли на отечественные аналоги, мы почувствовали на себе», — подчеркнул эксперт. 


Но есть в импортозамещении и тормозящие факторы, констатировал Александр Альперн. Во-первых, привычка пользователей работать с иностранным софтом и незнание о российских разработках. Эту проблему можно решить просветительской работой с включением в нее не только чиновников, но и самих игроков рынка. Во-вторых, многие продукты для замены зарубежных сервисов не повторяют их функционал на 100%, а значит не являются идеальной заменой. Эту проблему со временем может решить доработка продуктов. 


В России 7 лет действует программа перехода на отечественное ПО, есть установленные руководителям государственных организаций KPI по внедрению отечественных решений, напомнил эксперт. В марте текущего года власти запретили закупку иностранного ПО для объектов критической инфраструктуры без согласования с правительственной комиссией. 


Переход на отечественное ПО неизбежен не только для госорганизаций, но и для бизнеса. Многим госструктурам запрещено использовать импортные ВКС-решения, в том числе для общения со своими контрагентами из частного сектора. Соответственно, заключает Александр Альперн, коммерческие организации тоже будут переходить на российские альтернативы. И это конечно же идет в плюс отечественным компаниям-разработчикам.


Нужно перестраивать систему госуправления


О ходе импортозамещения можно судить по свежему отчету Росстата, указал в беседе с корреспондентом «Эксперта» директор Национального центра генетических исследований MyGenetics Владимир Волобуев. Там глобально рассматриваются две категории: сельское хозяйство и торговля. И если в аграрном секторе импортозамещение идет полным ходом (например, зафиксирован кратный рост по производству мяса), то с импортом товаров все не так радужно. 


Так, почти 52% в общем импорте приходится на «недружественные страны», которые ввели санкции (150 млрд долларов в абсолютных цифрах за 2021). Сюда можно добавить и 50 млрд долларов, потраченных на закупки услуг. Да, не все товары и услуги попали под санкции, однако уже во втором квартале 2022 импорт снизился на 40% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. 

 

Удастся ли заместить эти потери? Где-то да, а где-то придется постараться, полагает Владимир Волобуев. Потому что даже доля импорта из дружественного Китая упала на 26% по сравнению с 2021 годом. Если проанализировать по отраслям, то самые сложнозамещаемые области — это фармакология (от 50% до 75% препаратов из стран Запада), автомобили, IT и микроэлектроника, а также товары широкого потребления. 

 

«Что же касается нашего бизнеса — генетических исследований, большинство приборов производится за рубежом: либо в Европе и США, либо в Китае. Российские приборы — синтезаторы олигонуклеотидов, амплификаторы и секвенаторы — производятся также из китайских и европейских комплектующих. Либо в формате контрактного производства в Китае», — рассказал Владимир Волобуев, добавив, что полностью заменить их будет сложно.

 

Несмотря на то, что ученые и технологии у нас свои, для научных исследований необходимо поддерживать международную научную коллаборацию со всеми странами. Ведь генетика, как и любая наука, не сможет развиваться в режиме автаркии в одной отдельно взятой стране, отметил Владимир Волобуев.  

 

«Спорить с Патрушевым по поводу важности задачи сложно, но в то же время нельзя не отметить, что для её решения нужно в значительной мере перестраивать систему госуправления. В первую очередь — в плане подбора кадров. Нынешняя система создавалась для «освоения» бюджетов, но никак не для созидания, поэтому все имеющиеся — весьма скромные — успехи в импортозамещении достигнуты скорее не благодаря, а вопреки», — заявил «Эксперту» Дмитрий Адамидов, независимый аналитик, основатель сообщества Angry Bonds.


Также, по его мнению, необходимы и налоговая и регуляторная реформы, которые бы убрали избыточные административные барьеры для инноваций и облегчили бы их внедрение или, прямо говоря, копирование уже имеющихся технологий. «Одним словом, начинать надо с системы управления: сбросить балласт, уменьшить препятствий на всех уровнях и привлечь дееспособные кадры, отобранные не по принципу лояльности, а по принципу профессионализма», — заключил Дмитрий Адамидов.

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»