Новости в мире

Особенности национального финансирования (3 ноября 2022)

Многие российские компании перешли к практике банковского сопровождения, начали активно изыскивать возможности для получения государственной поддержки и, конечно, изменили способы оплаты поставок из других стран. Также на повестке дня перестройка структуры финансовых потоков. Об этом рассказали участники рынка в ходе 19-го Ежегодного саммита финансовых директоров России, завершившегося сегодня в Москве. 

В ходе мероприятия заместитель начальника управления департамента банковского сопровождения «Газпромбанка» Роман Соколов заметил, что на данный момент применение практики, отображенной в названии структурного подразделения, в котором он работает, является одним из важных инструментов системы управления рисками и начинает пользоваться все большей популярностью. Причем триггером для этого стали заказы со стороны государства. 


«Мы работаем всегда с заемщиком, его оцениваем и, если он устраивает банк, соответственно, продолжаем с ним отношения, оценивая контракт. Однако периодически возникали такие ситуации, когда заемщик себя чувствует прекрасно, по контракту тоже, вроде, все хорошо, но сам по себе проект начинает “прихрамывать”. И непонятно, с чем это связано. В 2015 году наш банк стал уполномоченным по сопровождению государственного оборонного заказа. Мы получали информацию не только по верхнему уровню исполнителя, а по всей цепочке кооперации. И это нас навело на мысль, что большинство проблем в реализации контракта возникает не на уровне головного исполнителя или даже не на уровне его контрагентов, а глубже — на уровне четвертом-пятом, на который мы никогда не обращали внимание. Собственно, отсюда и появилась мысль: а почему бы нам в своих кредитных проектах не использовать банковское сопровождение», — заметил он. 


Роман Соколов подчеркнул, что в «Газпромбанке» на данный момент банковское сопровождение практически включено в кредитную документацию, так как это сразу позволяет оценить контракт не только на уровне заёмщика, а по всей цепочке кооперации. 


«Мы видим все расчетные документы и документы, которые являются обосновывающими для проведения платежа. Мы можем контролировать сроки. То есть оперативность влияния на контракт существенно возрастает. Мы можем повлиять на ситуацию до того, как один из контрагентов четвертого-пятого уровня начинает просто “заваливаться” на банкротство. Кроме того, мы фиксируем, когда клиент испытывает проблемы с оплатой, выплатой налогов. Cобственно, преимущество сопровождения как продукта заключается в том, что он очень тонко и динамично настраивается в зависимости от потребностей заказчика», — добавил представитель «Газпромбанка». 


В большинстве случаев, как указал Роман Соколов, заказчики привлекают банк в качестве эксперта и стороннего арбитра для того, чтобы он оценивал и распределял финансовые потоки подрядчиков на основании тех вводных, которые изначально вписываются в договорную конструкцию. Кроме того, банк может установить контроль постатейного исполнения бюджета. При этом в «Газпромбанке» подобная система может применяться не только в отношении контрактного финансирования, но и в общехозяйственной деятельности. Предусмотрена система интерактивной отчетности: в режиме реального времени на портале, либо в мобильном телефоне заказчик может видеть оперативную информацию по текущему ходу исполнения реализации проекта. Данную схему используют для того, чтобы обеспечить контроль, например, авансовых платежей. 


По словам Романа Соколова, если раньше клиенты скептически относились к подобным функциям, то сейчас, в результате оценки быстроты запуска сопровождения и гибкости системы, число пользователей растет в геометрической прогрессии. Многим подобное предложение сэкономило значительные суммы, например, путем отказа от лишних контрагентов. 


Господдержка вам в помощь


Заместитель финансового директора по корпоративным финансам Угледобывающей компания «Колмар» Полина Петричева подчеркнула, что помимо обращения к банкам, работа с которыми важна и которые зачастую действительно могут расширить клиентам кредитный портфель, стоит обратить внимание и на иные механизмы поддержки. Например,  

субсидирование государством процентных ставок.


«Этот инструмент очень хорошо работает на грантах. Есть гранты, которые направлены в основном на замену зарубежного ПО. Максимальная сумма, которую можно взять, порядка 500 млн рублей. Плюс рекомендую тесно работать с органами государственной власти в части поддержки. Потому что мы сталкивались вот с чем: Фонд национального благосостояния 28 марта запустил программу поддержки бизнеса, предлагалась выдача льготного кредита взамен старого по ставке порядка 3%, но инструмент не работал. На момент заявки клиентов, готовых воспользоваться мерой поддержки, было порядка 20 компаний. После того, как они увидели, что мера не работает, дружно пошли заниматься своими делами. Но те 3 компании, которые остались и проработали до конца вместе с фондом и операторами-министерствами, полностью получили поддержку в виде субсидирования процентной ставки», — обратила внимание Полина Петричева. 


Финансовый директор EKF, компании-производителя электротехнической продукции, Любовь Беляева подтвердила, что бизнесу действительно крайне важно рассмотреть все варианты кредитования и поддержки. Например, эксперт отметила, что EKF сотрудничает сразу с 15 банками. Кроме того, она заметила, что в текущей ситуации крайне важно иметь дочерние компании и торговые представительства. Именно они позволяют перенаправить финансовые потоки. 


«Нет возможности оплатить счет, допустим, напрямую какому-то поставщику, или экспортер не может оплатить поставку — пожалуйста, можно использовать дочерние компании из Казахстана, Узбекистана, стран БРИКС», — предложила Любовь Беляева. 


Она заметила, что EKF пользуется всеми возможными инструментами: овердрафт, льготное финансирование, аккредитив как международный, так и внутренний. При этом она подчеркнула, что хорошо срабатывают аккредитивы китайских поставщиков. В свою очередь краудинвестинг, с которым активно работает Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ), помогает расширить оборотные активы. 


«Краудинвестинг — это финансирование какого-то инвестпроекта несколькими инвесторами, РФПИ собирает этих инвесторов. Это финансирование выглядит как фонд, инвестиционная платформа, но процент обычно не низкий. Инвестиционные кластеры — там тоже есть финансирование, но, как правило, это финансирование проектов таких, как импортозамещение, локализация, нужно предоставить бизнес-модель, финансовую модель и еще ряд документов поста и так далее. Обязательно строгое исполнение бюджета, хода проекта и, соответственно, большое количество документов при оплате», — рассказала она. 


Среди работающих методов поддержки Любовь Беляева также отметила льготный займ от Фонда Развития промышленности, работу в рамках Моногорода, кредит МСП со льготной ставкой 3% и так далее. 


«Также существует много субсидий. Например, в инвестиционном кластере их выдают на разработку инноваций, есть субсидии на экспорт, транспорт, сертификацию и обучение. Также это дает возможность участия в выставках по спискам. Минпроторг выдает субсидии на оборудование и расширение производства», — указала она. 


 Средств хватает не всегда


В эксклюзивном комментарии «Эксперту» Любовь Беляева заявила, что информация о льготах и субсидиях находится в открытом доступе, а главная проблема — в коммуникации. 


«Нужно понимать, кто занимается вашим сектором в министерстве. Скорее всего — это какой-то конкретный человек. Необходимо общаться с ним, и видеть, что происходит на рынке. Ведь как правило льготная субсидия — это двусторонняя вещь.  Ты ее получаешь, в ответ предоставишь статистику, отчеты и так далее. Рекламируешь данный способ поддержки, даешь обратную связь в СМИ», — заметила она.


При этом, считает Любовь Беляева, государственная поддержка для предприятий в большинстве случаев, действительно, работает. Хотя бывают и ситуации, когда планы реализовать не удается. 


«Иногда просто не хватает средств, но если они есть, то процесс отлажен. Например, у нас есть производство во Владимирской области, нам нужно субсидирование оборудования. И 50% средств нам дают в Москве, потому что у столицы есть деньги, а в регионе их нет. Такие вещи бывают, с ними ничего не сделаешь. Если только продвигается целый пул производств или кластер в определенной области, и для него выбивается прямо туда субсидирование. Но это не быстрый процесс», — заключила она. 

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»