Экономика

Присоединение Бразилии к ОПЕК+ изменит мировой рынок нефти

Но, с другой стороны, Бразилия объявила о присоединении к ОПЕК+ с 1 января 2024 года. Правда, пока без квот. Тем не менее альянс с будущего года станет контролировать не 46% глобального нефтяного рынка, а 50%.

При этом последствия бразильского шага ощутит не только углеводородная сфера, но и, что важнее, геополитическая архитектура. Дан старт формированию фактического союза БРИКС и ОПЕК+. С одной стороны, в нефтяной альянс вошла страна, одна из основательниц БРИКС. С другой — в будущем году в ряды БРИКС вступят Саудовская Аравия и ОАЭ.

Впрочем, перед тем как прогнозировать дальнейшее усиление глобального Юга в противостоянии с коллективным Западом, необходимо все же разобраться с перспективами мирового нефтяного рынка.

Они, в свою очередь, определяются не только вызовами будущего, но и итогами относительно недавнего развития событий вокруг глобального баланса спроса и предложения углеводородов. Первые 13 лет своего существования организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК был учрежден в 1960 году) не играла определяющей роли на мировом рынке. Во-первых, в добыче главенствовали с большим отрывом США. Во-вторых, нефть в странах третьего мира добывали в основном американские и британские компании. Ситуация развернулась, как известно, осенью 1973 года.

ОПЕК и прежде всего Саудовская Аравия опередили США в добыче нефти. Началась национализация западных нефтекомпаний. Это дало возможность арабам, поддержанным Ираном, объявить в ходе войны Судного дня нефтяное эмбарго Израилю, США, Нидерландам и ряду других стран. Были введены и драконовские сокращения добычи — 10% к уровню сентября 1973 года. В результате цены к декабрю того же года выросли в четыре раза. На Западе начался энергетический, а затем и общеэкономический кризис. Это была победа производителей над потребителями.

Однако в последующие годы столь заметного успеха ОПЕК уже не добивался. Сократилось глобальное потребление нефти. Победой арабов воспользовался СССР, который стал продавать большие объемы нефти по более низким ценам.

Эр-Рияд (не без давления ЦРУ) отомстил в 1986 году, обрушив цены и потеснив тем самым нашу страну на глобальном рынке.

Нефтяные качели на этом не остановились. Резкий рост цен не один раз сменялся не менее существенным их падением. Предпоследний раз это случилось в 2015 году. Основные производители нефти, включая Россию, ряд бывших советских республик и Саудовская Аравия наконец одумались и в 2016 году создали ОПЕК+. Совместными усилиями развернули цены вверх.

Новое объединение сыграло роль спасательного круга в период пандемии. Правда, не сразу. Вначале, в марте 2020 года Россия и Саудовская Аравия не смогли договориться о сокращениях добычи. Цены, соответственно, рухнули к маю до $14 за баррель. Но в апреле в рамках ОПЕК+ договорились кардинально снизить производство нефти в мае-июне 2020 года на 9,7 млн б/с. Затем добыча постепенно повышалась, ускорившись не без давления Вашингтона весной–летом 2022 года. США не устраивали тогдашние цены, достигавшие в марте $120 за баррель.

К сентябрю 2022 года сокращения добычи были обнулены. Но в этот момент снижение цен существенно ускорилось. ОПЕК+ отреагировал немедленно. В октябре добычу «прикрутили» для начала на 100 тыс. б/с. В ноябре договорились в 2023 году сократить квоты на добычу на 2 млн «бочек» в день. Из этого показателя 1,1 млн б/с составило не бумажное, а физическое падение производства. Помогло мало. Цены весной этого года вновь устремились вниз. Российское правительство в феврале предупредило о сокращении добычи сырой нефти на 500 тыс. баррелей в сутки, начиная с марта. Правда, до сих пор не ясно в полной мере, от какого уровня считали это снижение в аппарате вице-премьера Александра Новака, так как с начала СВО данные о динамике нефтегазовой отрасли засекречены. Можно только оценивать соответствующие показатели по косвенным данным (например, морскому экспорту). Что и делают западные аналитические агентства и структуры ОПЕК. По данным Международного энергетического агентства (МЭА), в феврале в России добывали в сутки 9,8–9,9 млн баррелей (те же цифры приводили и в аппарате Новака). Но ОПЕК утверждал, что все 10 млн. К тому же МЭА вбрасывал информацию, что якобы Россия, сократив в апреле–мае добычу только на 200 тыс. баррелей, тем не менее экспорт нефти увеличила.

Но девять союзников России по ОПЕК+ (включая Саудовскую Аравию, ОАЭ, Казахстан) не стали обострять ситуацию, а наоборот, снизили добычу с мая до конца года на 1,16 млн баррелей в сутки. 4 июня на конференции в Вене Эр-Рияд добровольно уменьшил производство нефти с 1 июля еще на 1 млн баррелей. Москва, в свою очередь, решилась на перекрытие экспорта на 500 тыс. баррелей в сутки в августе, а в сентябре–ноябре — на 300 тыс. Итого к последнему заседанию ОПЕК+ 30 ноября в сумме набралось физических сокращений добычи нефти на 4,1 млн баррелей в сутки. Вместе с бумажным минусом квот — более 5 млн.

Это привело к появлению долгожданного дефицита предложения. Не очень большого. Но разным оценкам — до 1 млн бар./сутки. Весной профицит достигал 2–3 млн баррелей.

Поэтому в сентябре Brent подрос до $95 за баррель, тогда как весной нефть падала до $71. Но недолго экспортеры праздновали победу. В октябре цены развернулись в обратную сторону, моментами снижаясь до $77.

Причины разворота было две. Во-первых, западные СМИ стали разгонять волну о предательстве общего дела Эр-Риядом. Якобы эмиссары администрации Джо Байдена уговорили наследного принца Мухаммеда бен Салмана отказаться от последних сокращений добычи. В ответ ему было обещано на выгодных условиях способствовать заключению «соглашения Авраама» с Израилем, который уже подписали в 2020–2021 годах ОАЭ, Бахрейн, Марокко и Судан.

На самом ли деле саудовского принца довели до жизни такой — не известно, но после нападения на Израиль ХАМАС 7 октября о каких-либо договорах Саудовской Аравии с Израилем стоит надолго забыть. Но цены на нефть упали.

Во-вторых, что важнее, ОПЕК+ не контролирует большую часть мирового нефтяного рынка. Только ОПЕК — 28%, ОПЕК+ — 46%.

И пока альянс снижает добычу, в странах — не членах ОПЕК+ она, наоборот, растет и, соответственно, их поставки занимают освободившиеся ниши. Так, в США добыча с сентября по ноябрь выросла с 12,9 млн б/с до рекордных 13,24 млн. Рост отмечен также в Канаде и Норвегии.

В Бразилии в сентябре добыча по сравнению с августом увеличилась на 6,1%, по сравнению с сентябрем 2022 года — на 16,7%. По подсчетам бразильского Института нефти и газа, страна стала девятой по добыче в мире и первой в Латинской Америке. Гендиректор бразильской нефтегазовой компании Petrobras Жан-Поль Пратес считает, что производство нефти в его стране вырастет в ближайшее время еще на 4–5%.

В таких обстоятельствах решения о новых сокращениях добычи ОПЕК+ принимались со всей осторожность. Не случайно переговоры в Вене пришлось перенести на несколько дней. В результате Саудовская Аравия только подтвердила продление на 2024 год ныне действующие сокращения. Россия добавила ограничение экспорта 200 тыс. баррелей нефтепродуктов на I квартал будущего года. Кстати, интересное нововведение от Новака. В ОПЕК+ всегда сокращают только добычу, а не экспорт. А мы вначале «зажали» экспорт сырой нефти, а теперь еще и дизеля, вывоз которого и так ограничен.

Плюс несколько стран обещали снизить именно добычу на 700 тыс. б/с. Например, Казахстан уберет с рынка в 2024 году 82 тыс. б/с.

Получается, рынок недосчитается в будущем году более 5 млн б/с. Что, возможно, свяжет цены в коридоре $75–80 за баррель. Немного, но пока достаточно. Тем более что позиции ОПЕК+ благодаря присоединению Бразилии укрепятся, так как альянс захватит половину мирового рынка.

Усилятся и позиции БРИКС, за счет вливания Саудовской Аравии и ОАЭ. Мировой нефтяной рынок ждет захватывающая перспектива.

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»