Новости в мире

В России разрабатывается концепция технологического развития с горизонтом до конца десятилетия (24 января 2023)

Завершен первый раунд экспертного обсуждения проекта «Концепции технологического развития Российской Федерации до 2030 года». Его провел первый вице-премьер РФ Андрей Белоусов. Накануне в секретариате первого вице с журналистами поделились некоторыми материалами прошедшего раунда.

«Речь идет о смене ключевой модели взаимодействия двух процессов, — цитирует агентство ТАСС слова Андрея Белоусова на обсуждении концепции. — Это развитие науки, когда основным продуктом является знание, а технологии, скорее, побочны, и развитие производства, когда технологии — обязательный составной элемент, подчиненный логике освоения рынков, повышения конкурентоспособности. Данные процессы расположены рядом, попытки выстроить между ними взаимосвязь уже предпринимались, но результаты недостаточны», — заявил он.

Теперь в правительстве нацелились не просто на достаточный, что само по себе было весьма неплохо, а ни много, ни мало — на прорывной результат.

По словам первого вице-, для того, чтобы осуществить такой прорыв, нужно изменить «соподчинение» этих двух процессов («развития науки для знания», или фундаментальной, и развития «науки для технологий», или прикладной — ред.). Белоусов рассказал о трех способах такого «изменения соподчинения».

Первым он назвал «институциональную сшивку», приведя в качестве примера один из уже действующих методов работы правительства.

«Например, наши технологические соглашения между правительством и компаниями-лидерами по развитию сквозных соглашений. Это механизм, в котором есть и то, и другое. И научная составляющая, и производственная составляющая», — пояснил он.

Второй способ — создание институциональных условий для бизнеса, в которых бизнес будет мотивирован разрабатывать и внедрять новые технологии и сможет зарабатывать на этом. «Это создать такую среду , когда компании, люди зарабатывают на исследованиях и разработках. То есть они умеют создавать потоки добавленной стоимости, умеют капитализировать стоимость своих компаний именно за счет этого», — объяснил Андрей Белоусов.

А третьим способом вице-премьер назвал промышленные мегапроекты, которые в силу своего масштаба интегрируют и ту, и другую составляющие. Речь при этом идет о создании линеек новых системообразующих продуктов.

Концепция, поясняет ТАСС, состоит из трех разделов: устойчивый технологический суверенитет; технологии как фактор роста экономики и развития социальной сферы; технологическое обеспечение устойчивого функционирования производственных систем.

Документ готовится по поручению президента России Владимира Путина по итогам состоявшегося в июле 2022 года Совета по национальным проектам и стратегическому развитию. «Каждый из его блоков пройдет обсуждение с ведущими экспертами из науки и бизнеса. Финальную версию документа планируется утвердить в марте», — рассказал Андрей Белоусов.

Агентство также приводит такую реплику Андрея Белоусова: «За, наверное, уже около двадцати лет моего опыта, жизни на госслужбе , это, наверное, самый сложный текст и сложный материал, в изготовлении которого я принимал участие».

Дороги для данных и для автомобилей, или От прибыли до суверенитета

Комментируя для «Эксперта» разработку новой концепции, ведущий аналитик компании «Открытие Инвестиции» Андрей Кочетков, подчеркнул то, что у Андрея Белоусова обозначено, как второй способ сшивки науки и производства («создать такую среду, когда компании, люди зарабатывают на исследованиях и разработках»).

Опыт прежних неудач технологического развития и успеха прочих экономических усилий наталкивает на неизбежную мысль о том, что один из секретов каких-либо технологических прорывов кроется в необходимости создания условий выгоды усилий, полагает Андрей Кочетков. 

Новые решениями должны приносить прибыль и быть более эффективными, чем иные деловые активности. То есть, когда производство полупроводников станет выгодней, чем добыча и переработка нефти, то такая отрасль будет развиваться сама собой, уверен эксперт. По его мнению, с которым, впрочем, трудно вполне согласиться, лишь осле решения бухгалтерских задач можно определить направления, которые жизненно необходимы для технологического суверенитета и развития страны.

В целом, считает Андрей Кочетков, новые технологические решения являются вторичными после реальных потребностей и методов управления. И вот что диктуют эти потребности сегодня: «столпами развития» являются обработка и передача больших массивов данных, автоматизация рабочих процессов, создание новых материалов, разнообразие источников энергии и способов её накопления, а также ускорение рыночных процессов от возникновения потребностей до их удовлетворения.

Если же идти не от прибыли или, в более широком смысле, рынка, а от ключевых технологий, то сегодня, уверен Андрей Кочетков, государству требуются решения по созданию суверенитета в сфере вычислительной техники, которая обеспечит развитие в сферах автоматизации труда, повышению эффективности разработки и исследований, а также управления процессами. То есть без создания отрасли производства микрочипов, включая промышленные квантовые компьютеры, никак не обойтись. Но, кстати, гнаться из последних сил за миниатюризацией технологических процессов совершенно не требуется. Потребность в нескончаемом повышении производительности вычислительной техники во многом сформирована низкой эффективностью программирования, считает эксперт.

России нужны также решения в сфере передачи данных, которые не зависят от технологий из других стран, считает Андрей Кочетков. Эта необходимость продиктована её огромной территорией и необходимостью оперативного сбора и обработки огромных массивов данных. К слову, улучшение качества дорог также укладывается в данное направление работы. Невозможно построить эффективную и частично автоматизированную транспортную систему, если дороги требуют постоянного и непредсказуемого ремонта. Поэтому направление новых материалов должно включать технологические решения не только создания композитов для авиатехники, но и банального долговечного асфальта.

И, наконец, указывает Андрей Кочетков, сегодня модной является тема электромобилей. Это вполне рабочая технология транспорта, если речь идёт о малоэтажной застройке. Однако в условиях огромных расстояний в России полностью электрические автомобили будут ограничены в радиусе действия. Более эффективным решением могут стать гибриды, которые используют накопленный заряд электричества для коротких поездок, или генерируют это электричество с помощью ДВС на длинных расстояниях.

«В остальном, фантазировать на тему технологического развития можно долго и самозабвенно. Однако при любых технологических раскладах мы будем постоянно возвращаться к мысли о том, что такая деятельность должна быть не только морально желанной, но и материально выгодной по сравнению с другими сферами деловой активности. И, наконец, конечным получателем технологического прогресса является человек. Если же у человека нет доходов, которыми он голосует за всё прогрессивное, то никакие самые замечательные технологии не смогут реализоваться», — заключает эксперт.

Прорывное финансирование

Действительно, перед разработчиками «Концепции технологического развития РФ до 2030 года» стоит сложнейшая задача, говорит Станислав Бовт, финансовый аналитик группы компаний CMS, реагируя на эмоционально окрашенную реплику первого вице-премьера.

По словам эксперта, ключевым моментом успешной реализации данной концепции станет финансирование. «Пока мы не видим конкретных цифр. Вероятно, сегодня вся научно-техническая среда ищет приоритеты вложений. С точки зрения технологических прорывов в плане перестройки экономики и ухода от сырьевой зависимости, концепция должна была быть принята еще вчера», — говорит он. 

А заработает она только в том случае, уверен Станислав Бовт, если будет установлена и определена обратная связь: бизнес — наука. Запрос должен идти от бизнеса, ведь технологии нужны именно ему в первую очередь. В то же время и наука должна быть нацелена на конечный результат.

Цели науки в этой сфере и бизнеса должны быть едины: создание высокотехнологичных производств для увеличения добавленной стоимости и соответственно прибыли, которая должна быть адекватно распределена между разработчиками и теми, кто будет их разработки внедрять. 

«Дождемся документа, увидим конкретные цифры и субъектов, которые будут их осваивать, а тогда будем делать выводы, насколько эффективно программа заработает», — заключает аналитик. 

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»