Новости в мире

Юань падает нам на руку, а иену не жалко (26 сентября 2022)

Курс китайской нацвалюты впервые с июля 2020 года просел ниже отметки в 7 юаней за доллар. Жэньминьби дешевеет с начала года. Аналогичная и даже более жесткая ситуация сложилась с японской иеной.


Якорные валюты азиатско-тихоокеанского региона ушли в крутое пике. Как поясняет аналитик ИКСИ Дмитрий Плеханов, снижение азиатских валют по отношению к доллару США отражает общемировую тенденцию роста курса доллара, который в настоящее время находится на самом высоком уровне за последние 20 лет.


«Повышение учетной ставки ФРС США, сокращение денежного предложения на ключевом сегменте мирового финансового рынка, рост долларовых доходностей после почти 14 лет околонулевых процентных ставок и бесконечной денежной эмиссии становится шоком для глобальной экономики, привыкшей существовать в «тепличных условиях». Поскольку глобализация интегрировала национальные экономики большинства стран в единую геоэкономику, кризисы последних десятилетий стали носить общемировой характер. К тому же сокращение предложения долларов внутри США приводит к сжатию ликвидности для внешнего мира, что усиливает кризисные явления», — рассуждает генеральный директор АО «УК «Спутник — управление капиталом» Александр Лосев.


По его словам, начинается тотальное неприятие рисков крупнейшими банками и инвестфондами. Происходит массовое бегство капиталов из большинства стран мира, наибольший масштаб оттока капитала наблюдается в наиболее крупных экономиках Европы и Юго-Восточный Азии, которые тесно связаны с рынком США.


Призрак кризиса бродит по Азии


Как отмечает Дмитрий Плеханов, не менее важно то, что и Япония, и Китай продолжают проводить достаточно мягкую денежно-кредитную политику, и более низкие процентные ставки приводят к оттоку капитала в виде сокращения вложений в финансовые активы. 




<!—Категория: —>










<!—Категория: —>



«Так, вложения иностранных инвесторов в китайские долговые инструменты сократились с начала года на 12,3% по сравнению с ростом на 25% по итогам 2021 года. Но снижение курса не является критическим, поддержку ему оказывает высокий профицит торгового баланса. Правда эта ситуация может скоро измениться не в лучшую для китайских властей сторону из-за ухудшения ситуации в мировой экономике и, соответственно, снижения внешнего спроса. Но пока китайские экспортеры получают дополнительный бонус за счет снижения курса национальной валюты, которая делает их продукцию более конкурентоспособной по цене на мировом рынке», — отмечает Плеханов.


В качестве одной из причин снижения курсов юаня и иены эксперт по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций» Михаил Зельцер также называет действия центробанков, эмитентов этих валют. «Японская йена рушится на фоне нежелания ЦБ бороться с инфляцией путем повышения ставок», — утверждает он, и называет еще одну причину, финансистам уже неподвластную. — «Также высока зависимость страны от импорта дорогих энергоносителей, что бьет по эффективности бизнеса. Йена на минимумах с конца 90-х, потери под 30% лишь с начала года», — рассказал он, отметив, что на прошлой неделе Банк Японии провел интервенции впервые за 25 лет, в моменте йена окрепла на 3%, но уже вновь все потеряла.


 «Китайский юань падает на 11% с начала года по тем же основаниям. Мягкость НБК вкупе с энергокризисом. Экономика Поднебесной замедляется резко и из-за постоянных локдаунов. Давит на курс и обострившийся вопрос Тайваня. Чтобы остановить падение нацвалюты, Нацбанк КНР сегодня ужесточил нормы резервирования для банков», — добавляет Зельцер.


Однако этот шаг не повлиял на курс китайской валюты. 


Одна из ключевых причин негативной динамики в том, что на азиатские валюты давит не только внутренняя политика: снижение становится результатом совокупности внутренних и внешних факторов.


Фонды шустрят


Снижение ключевых азиатских валют неминуемо резонирует по всему региону. КНР уже 13 лет служит ключевым торговым партнером в АТР, да и в целом по миру — второй, а в чем-то и первой скрипкой. А Япония, третья по величине экономика мира, представляет собой одного из важнейших мировых кредиторов и экспортеров капитала.


Ситуация уже «аукнулась» странам региона. По данным Bloomberg, в этом году глобальные фонды вывели около $44 млрд из акций компаний Тайваня, $20 млрд — из ценных бумаг Индии и $13,7 млрд — из корейских акций. Рынок облигаций Индонезии пострадал от оттока на $8,2 млрд. Но то ли еще будет?


«Эра дешевых денег позади. Мир входит в полномасштабный финансовый кризис, который грозит перейти в глобальный экономический кризис. Сложности с рефинансированием долгов уже испытывают 53 государства, включая азиатские страны. Падение валют крупнейших экономик Южной и Юго-Восточной Азии может перерасти в полноценный кризис, если американские и европейские фонды продолжат стремительно выводить деньги из Азии, провоцирую массовый отток капитала», — заявил Александр Лосев.


Он отмечает, что над азиатскими рынками уже нависла угроза финансового кризиса, поскольку две из наиболее важных валют региона — японская иена и китайский юань падают под давлением неумолимого укрепления доллара. Эксперт приводит слова главы отдела экономики и стратегии Mizuho Bank Ltd. в Сингапуре Вишну Варатана, который заявил агентству Bloomberg: «Мы уже приближаемся к уровню стресса мирового финансового кризиса в некоторых аспектах, и следующим шагом будет азиатский финансовый кризис, если убытки усугубятся».


Не было бы счастья, да несчастье помогло


По мнению Михаила Зельцера, кризис по многим аспектам уже достиг глобального масштаба: на фоне ситуации в энергетике, проблем с продовольствием, удорожания кредита и жесткой геополитики.


«На фоне падения азиатских валют импорт для стран становится дороже. При этом и сами энергоносители дорогие. Но нехватка сырья подталкивает покупать, и мы видим рост поставок в АТР при одновременном падении потоков российского сырья в ЕС. Вместе с этим растет и импорт в Россию, замещая европейские поставки после введения ограничений и ухода мировых корпораций с нашего рынка», — отмечает эксперт.


Впрочем, в данном случае выгода обоюдная. По словам Дмитрия Плеханова, ослабление юаня по отношению к доллару США приводит к опережающему росту курса рубля по отношению к китайской валюте. За период с начала года курс рубля к юаню вырос более чем на 40% против 29% к доллару. А с учетом того, что мы теперь закупаем в Китае куда больше прежнего, обходится это нам дешевле. Не внакладе и китайские экспортеры.


«В последние месяцы мы видим значительный рост поставок китайских товаров. Согласно данным Главного таможенного управления КНР, экспорт в Россию в июле составил 8 млрд долларов, увеличившись по сравнению с аналогичным месяцем прошлого года на 26,5%», — отмечает Плеханов.


С инвестиционной точки зрения, через азиатский валютный шторм России также в состоянии проложить курс.


«Ослабление юаня и кризисные явления в азиатских экономиках делают российский рынок потенциально привлекательным для китайских компаний, теряющих сейчас объемы на американском, европейском и региональном рынках. Но быстрого расширения сотрудничества с Китаем ждать не приходится. Китай дает деньги только китайским компаниям и совместным предприятиям с доминирующей долей китайского капитала», — говорит Александр Лосев.


Без бюджетного правила риск ниже


За курсом жэньминьби сегодня следят не только на азиатских биржевых площадках — в последнее время китайская валюта притягивает к себе все больше внимания на Московской бирже. По словам Дмитрия Плеханова, это неудивительно, ведь Китай является крупнейшим торговым партнером России, который не присоединился (по крайней мере официально) к режиму санкций.


«В августе, согласно данным Банка России, доля китайской валюты в объеме биржевых и внебиржевых торгов достигла 26% и 17% соответственно, хотя ранее занимала микроскопические доли процента. Спрос на эту валюту отмечается со стороны широкого круга участников, наиболее значительно со стороны банков. Физические лица также не остались в стороне, в августе они приобрели юаней на биржевом рынке на сумму 39 млрд руб.», — приводит цифры аналитик.


Однако в текущей ситуации у инвесторов множатся поводы для беспокойства: вложенные в китайскую валюту средства тают на глазах, а привычные валюты США и ЕС жгут руки в прямом смысле. 


«Инвесторы в цугцванге. Все падает и приходится выбирать между плохим и худшим. У тех, кто не верил в рубль и продолжает не верить, альтернатив остается мало. Безналичные доллары и евро стали токсичными и могут быть заблокированы на десятилетия или исчезнуть со счетов, в случае новых антироссийских санкций и закрытия корсчетов американскими и европейскими банками, а китайский юань, хоть и ликвидный, но проявляет слабость, присущую валютам развивающихся стран», — описывает ситуацию Александр Лосев.


При этом не стоит забывать о том, что взгляд на восток обратили не только компании и «физики», но и само государство Российское. И Минфин — в том числе. Как отмечает Дмитрий Плеханов, рост вложений в юаневые активы со стороны России начался еще в 2017 году. Тогда за период со второго квартала 2017 по второй квартал 2018 года Россия нарастила долю юаня в валютных резервах с 0,1% до 14,7%. По последним открытым данным доля жэньминьби в ЗВР РФ превышала 17%, что было эквивалентно $104 млрд.


Как напоминает Михаил Зельцер, с весны этого года бюджетное правило поставлено на паузу, так что пока российские нефтегазовые доходы не конвертируются в валюты. Однако эксперт уверен, что в перспективе доля юаня в резервах РФ будет расти, а вес токсичных западных валют — снижаться.


Понятно, что в краткосрочной перспективе мысль о том, что российские резервы помещены в упорно дешевеющий актив, не может не беспокоить. Картина выглядит довольно мрачной: то, что вложили в доллары и евро, потеряли из-за заморозки, теперь вот вложения в китайскую валюту обесцениваются. С другой — Россия явно взяла курс на Азию и намерена укреплять и развивать сотрудничество по всем фронтам. Может, в этом процессе и пригодится нацвалюта, купленная по разумной цене, и вместо цугцванга последует размен?

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»